По дороге разочарований (2)

Продолжение. Начало читайте здесь.

За пару недель до выборов нам было велено собраться в штабе к одиннадцати утра и ждать. Чего ждать, сказано не было – «Увидите сами».

По своему обыкновению, я пришел минут на пятнадцать раньше и застал Серика явно не в духе. Судя по полной пепельнице, он пребывал в таком состоянии уже давно.

– Ты представляешь? Каэнбэшники, сволочи, на деньги меня развели!
– Кто? – прыснул я от смеха. – Каэнбэшники? На деньги?!
– А кто еще, по-твоему? – Серик недовольно зыркнул в мою сторону и прикурил новую сигарету. – Позвонили вчера вечером, посылка тебе, говорят, из Алматы идет, а мы сломались по дороге.
– Активок попросили скинуть? Ну, коды для пополнения баланса на сотку?
– А ты откуда знаешь? – Серик метнулся в мою сторону.
– Да это ж стандартная разводка. Никакие это не каэнбэшники, эти ваши «каэнбэшники», вон, в Степногорске, сразу на двух зонах сидят. Зэки это, Секе, зэки, – я дружески похлопал его по плечу, отчего тот закашлял. – Ну, и на сколько развели родную партию?
– Сорок тыщ, – обреченно выдохнул Серик и грустно повесил голову, еле слышно бормоча под нос, – И сам ты каэнбэшник, раз их приемчики знаешь…

К тому времени я уже привык к ауре всеобщей паранойи и к подобным обвинениям, и уже не обращал на них внимания. Я вышел покурить на улицу, схваченную первыми морозами, а когда вернулся, в самой середине кабинета стоял высокий худощавый казах с пронзительным взглядом и тонкими, аккуратно подстриженными усиками. Он зашел с черного входа.

Это был Жаке – один из основателей партии и руководитель ее областного отделения. И тогда, и потом мне казалось, что вся эта полуподпольная организация держалась только на духе таких людей, как он. В нем плотно друг к другу сидели предельный профессионализм, здравый смысл и искра идейного бунтарства. Поначалу он мог показаться снобом из числа недовольной интеллигенции и вызывать чувство легкой неприязни, но после более тесного общения с ним я невольно проникся уважением и пониманием.

Жаке спокойно и в деталях объяснял нам работу наблюдателя, рассказывал, что делать в экстренных ситуациях, как выявлять «карусели» и «вбросы», как правильно заполнять протокол о нарушениях — в общем, полный «курс молодого бойца». Парни сидели, раскрыв рты, словно это могло помочь им еще лучше впитать информацию. Я пытался успевать делать записи в блокноте.

После полуторачасовой лекции мы скопом вышли во двор гостиницы, на первом этаже которой располагался наш штаб. На улице Серик с горящими глазами и улыбкой на лице внимал рассказам крепенького мужичка в очках и коричневой кожаной куртке.

– Лёха, подходи, знакомься — это Канат, весельчак и балагур.
– Алексей.
– Молодежь воспитываешь, Секе, молодец! – Канат пожал мне руку и улыбнулся.
– Мы сами себя воспитываем, – недовольно, но по делу, огрызнулся я в ответ.

Канат дико заржал и рассказал историю, почему не приехал третий, очень авторитетный в партии человек – Иван Викторович.

Оказывается, будучи уже пожилым, но всё еще могучим (в мужском плане) человеком, Иван Викторович попался в хитрые схемы спецслужб и был заснят на видео в сауне с девицами нехитрого поведения, что и стало инструментом легкого шантажа оппозиционера и поэта.

– И что с ним теперь будет? – удивленно спросил я.
– Не знаю, может посадят, может отпустят, а может убьют, — глупо захихикал Канат, еще не зная, что уже скоро разговор об убийстве политиков перестанет быть предметом для шуток. Но в те дни Канат и его юмор блистали на блеклом ноябрьском солнце — он достал из портфеля листок бумаги, протянул его нам и пояснил, – Я тут письмо через Ивана Викторовича передал в органы, вот почитайте. Просьбу, так сказать. Это копия.

На листке формата А4 была отпечатана ксерокопия написанного от руки текста примерно такого содержания: «Уважаемые сотрудники разведки! Иван Викторович — старый и немощный человек, и частые утехи ему не под силу. Если надумаете в следующий раз кого-то провоцировать, провоцируйте меня. Виски я предпочитаю односолодовый, а девушек – блондинок».

***

На дворе стояла весна 2006 года, у моих пацанов весело (и порой агрессивно) играли гормоны, сердце рвалось из груди, а другой орган — из штанов. Но тут позвонил и попросил о встрече Серик, невесть куда пропавший после выборов.

– Нам в регистрации партии отказали, – Серик без предисловий перешел сразу к делу. – Нужны заявления и ксерокопии удостоверений.
– Сколько платят? – цинично, но заранее страхуясь, спросил я.
– Сто двадцать тенге за единицу.
– Доллар за каждое заявление?
– Сто. Двадцать. Тенге, – повторил Серик.
– Хорошо, я поговорю с ребятами, – пообещал я.

Как я и догадывался, весенний настрой отбил у ребят всякую охоту трудиться во благо будущего страны.

– Маловато, доллар за заявление, еще и ксерокопию делать…, – скептически щурились они от сигаретного дыма, затягиваясь поглубже.
– Да на это времени сколько уйдет, братан! Скоро еще сезон, туристы понаедут, – горячился Даник. – Слышь, брат, кстати, ты говорил у тебя там лох какой-то знакомый в нашем K’cell работает, поговори с ним, а? Девушке одной номер надо восстановить, – отвлекся он, но тут меня осенило.
– Точно! Браво, Даник! Гениально! – я вскочил и побежал в сторону местного представителя всех сотовых компаний, оставив парней в замешательстве.

2005 год – время повальной регистрации номеров сотовой связи. Для этого требовались ксерокопии удостоверения личности и РНН абонента. Естественно, что мой хороший знакомый, трудившийся тогда на этом поприще, под небольшим давлением не смог отказать мне в доступе к нескончаемому потоку заветных ксерокопий.

От Серика я практически ничего не скрывал, поэтому цена за такие ксерокопии упала вдвое. Впрочем, это меня не сильно расстроило — зато не нужно было ходить по квартирам, распинаться и выслушивать, ругаться и извиняться, сочувствовать и переживать. Раз в неделю я приносил в штаб огромную пачку копий удостоверений личности, которые просматривал Серик, отбирая уже имевшиеся.

– Нет, ну это совсем наглость, Алексей, ты не охренел? – Серик пододвинул мне копию удостоверения начальника местного ГАИ.
– Не, ну а чо, Секе, нельзя что ли? Ай… точно, им же нельзя. Ну, давайте уберём, тоже мне проблема!

К отметке в тысячу удостоверений, которую с меня требовал Серик, я так и не подобрался, недобрав несколько десятков ксерокопий. Поджимали сроки и меня, как одного из самых сильных активистов, было решено отправить в Алматы на очередной внеочередной съезд.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

2 thoughts on “По дороге разочарований (2)”

  1. Pingback: По дороге разочарований – часть третья (заключительная) | Blog Basta!

Leave a Comment

Your email address will not be published.