Где ты и тебе подобные возмущенные интеллигенты были когда надо было пахать за мизерную бюджетную зарплату по одиннадцать часов без выходных? Вы работали у иностранцев с полным соцпакетом, обедали в дорогих ресторанах, просиживали в теплых офисах до 6–ти, мчались по-вечерам в ближайший кабак хлебнуть вискаря и обсудить последние финансовые и гламурные новости. 

Читайте начало истории здесь: 12.

Те что нас любят, смотрят нам вслед,
Но рок-н-ролл мертв, а я…
еще нет

(Аквариум)

Meаtинг

— Утром я проснулся раньше обычного. Надел все темное, зажевал бутерброд и шагнул из утробы подъезда на свет, будто в кино.

— А ты романтик…

— Воздух… Он был как вода в горной речке — прохладным и чистым. Я шел по причесанной дворником улице в тени хмурых домов и зеленых деревьев к пятаку возле светофора. Там уже толпилась стайка нахохлившихся сограждан. Они щурились навстречу восстающему солнцу, а я смотрел поверх крыш на горы, цветущие алой сакурой, и комариком пропищала мысль о ничтожности человека и его суеты, противопоставленных вселенской макробесконечности.

А город просыпался, кряхтел и охал — некогда интеллигент, превратившийся в дешевого торгаша, с идеалами прошлого, пылящимися в самом центре его разочарованной и больной души. Он более не утруждал себя соблюдением правил этикета, показушно отсмаркивался клубами черного дыма, и, одевая на дряхлеющие чресла вульгарные и пошлые билборды, горланил до животного примитивные песни.

— Это сейчас что было?

— Так — мысли, идеи. В общем добрался я до стоянки. Адреналин, предчувствие чего-то большого, важного и озноб по всему телу. Документы вытащил и затолкал под сидение. Включил «Кино» и запел: “Перемен! Требуют наши сердца! Перемен! Требуют наши глаза!”

— Ну ты тип, — засмеялся Руслан.

— Митинг по аренде земли древним соседом был назначен на 11 утра. И мне казалось, что все должны знать об этом: все прохожие, пробегающие, пролетающие, проползающие, проплывающие, протискивающиеся. Вопрос же глобальный! Неоколониализм в дверь стучится, а у них городская выставка цветов, городская выставка тщеславия, городская выставка ненужных достижений и прочего шлака.

В 10-45 я уже искал место для парковки. Бросил машину подальше, надел капюшон, черные очки и зашагал к точке сбора. Улица была полна хмурыми стражами порядка. Они стояли кучно возле дороги. Этакие люди в синем. Неторопливо раскручивая жезл, один из них походил на старый кукурузник, тщетно пытающийся взлететь. Сосредоточенные выражения лиц иногда сменялись веселенькими на первый взгляд, но скорее нервными, усмешками. В остальном, утро было вялым и пресным: на базарчике возле остановки торговцы  загоняли обывателям аляпистый ширпотреб и нитратные до бумажного шелеста скороспелы; кружок молодых ребят целеустремленно создавал белое море слюней; отрешенная пожилая женщина с плохо скрываемым отвращением и раздражением, делала вид, что ничего не замечает; матюкающиеся школьники, радовались отсутствию родных–знакомых взрослых, смакуя изощренные обороты ненормативной лексики, как запретный плод мнимого взросления…

Короче, картина полного отчуждения и разобщенности в самом лучшем виде: положи на общественное, когда есть более важное личное. Кто-то сказал, что общество погубит равнодушие. “С ним нельзя не согласиться”, — думалось в тот момент. И протискиваясь сквозь разноцветную мишуру тел, я все пел: перемен требуют наши сердца… Дорога не содержала, вопреки моим опасениям, никаких видимых и скрытых ловушек. Только асфальт на полпути заканчивался вместе с цивилизацией, и остаток вился пыльной тропинкой, будившей воспоминания о школьном детстве, клубившемся на заброшенное футбольное поле вдоль грунтовой дороги. Я ступал твердо, но чувство дискомфорта предателем закрадывалось в мое бунтарское настроение. Внимательно оглядевшись по сторонам, заметил, что попутчиками мне были мужчины и женщины возраста далеко за шестьдесят — пенсионеры!

Метрах в двадцати уже пестрил флагами эпицентр оппозиционного противостояния. Ничего, думалось мне, там, наверное, сплоченная группа единомышленников. Расстояние сокращалось, и я разглядел прореженную группку стариков. Всего человек сорок: весело общавшихся давних знакомых. Вертко меж ними лавировали молодчики при исполнении в темных очках c камерами наперевес. Улыбаясь, они снимали ретротусовку и немногочисленных сочувствующих. Непринужденность и задор этих  ребят в штатском меня смутила: разве не в национальных интересах поднимать вопрос об аренде иностранцами главного нашего достояния — земли, разве не они должны стоять здесь у деревянной трибуны–эшафота и внимать тревожным сводкам о действиях миллиардного соседа. Наверное, им было известно больше чем мне, а может и наоборот. Других причин, оправдывающих их наглое и вызывающее поведение — а-ля мы хозяева мира, я, к своему стыду, не находил.

Побродив среди митингующих, я отметил, что ожидание виновников сего действа затягивается — они как “порядочные” казахстанцы опаздывали уже на час. Хотя, кто его знает, может их обыскивали, или задержали “до выяснения” на дороге. Всякое могло случиться с оппозиционерами в нашей республике.

— Ну ты палку-то не перегибай! — отхлебнув чая, заметил подавшийся вперед Руслан.

— …Наконец, из ниоткуда появились разочарованные немногочисленностью митингующих лидеры оппозиции с помощниками. Они настороженно двинулись сквозь ряды пикетчиков, жали руки, улыбались и бодрились, желая казаться уверенными. А по–мне, так выходило наоборот: под цепкими взглядами многочисленных представителей различных органов главные действующие лица жались друг к другу и змейкой струились вперед. Церемония приветствия заняла немногим более 15 минут, квартирник, или, правильнее было бы сказать, парковник должен был вот-вот начаться. Я решил обратиться к молодому пареньку из группы сопровождения. Он стоял с растерянной полуулыбкой возле лестницы на помост. Поздоровавшись, уточнил: он де тоже с оппозиционерами, на что последовал полукивок и взгляд устремленный в никуда. Расценив молчание, как согласие, я сказал, что надо привлекать в свои ряды больше молодежи, надо работать в регионах, создавать общественные приемные и колл–центры, разрабатывать альтернативные стратегии развития государства со своими взглядами на проводимые в стране реформы. Но он только слушал полуобернувшись и не смотрел мне в глаза. Может принял меня за провокатора, а может в их планы не входило общение с электоратом. Я сник. Впечатление искусственности и отрепетированности только усилилось, когда с трибуны начали вещать. Для затравки бросили пару фраз об аренде земли и покатились вдоль накатанной дорожки утопических лозунгов и фрэйдистских желаний отдельных персон.

— Се ля ви, — улыбался Руслан, — у каждого своя работа.

— То же самое ответил знакомый журналист, которого я там встретил. Мне хотелось заорать — не о том, вы говорите уважаемые, скажите людям, что система образования — пузырь: диплом и знания уже не синонимы; система здравоохранения неизлечимо больна и корчится в предсмертной агонии; культура спит, порождая чудовищ; государственная корпорация успешно вживляет в себя архаичные формы управления эпохи глубокого феодализма; обществу же необходимы реформы и творческие ориентиры, иначе оно задохнется и угаснет. Стало до тошноты жаль: внимавших громким призывам людей, доживавших свой век и не вырастивших детей, способных прийти в эту глушь,  объединиться и родить пару-тройку неординарных мыслей; надменных до слепого цинизма молодчиков в черных очках, не имевших своего личного мнения и гражданской позиции, которая не позволила бы им открыто насмехаться, то есть хамить, над теми, чьи интересы они должны защищать; себя, пришедшего на спектакль и обманутого в самых лучших чувствах. Я в тот момент понял, что у страны нет будущего: положи на общественное, когда есть более важное личное.

— Умник, я тебе вот что скажу. Все у нас будет хорошо, никуда не денемся. А если ты очень граммотный: создай партию, разработай платформу, консолидируй массы, — распалялся Руслан, — и не стони о том, как тебе плохо живется. Сам-то работал на госслужбе?

— Нет.

— Значит, дыши в тряпочку. Где ты и тебе подобные возмущенные интеллигенты были когда надо было пахать за мизерную бюджетную зарплату по одиннадцать часов без выходных? Вы работали у иностранцев с полным соцпакетом, обедали в дорогих ресторанах, просиживали в теплых офисах до 6–ти, мчались по-вечерам в ближайший кабак хлебнуть вискаря и обсудить последние финансовые и гламурные новости. А такие, как моя мать вкалывали до слез по ночам, им некогда было заморачиваться на умные книжки, концептуальные фильмы и передовые идеи. Они выживали, как могли и как умели по съемных квартирам. А теперь наше время. Мы выстрадали право нагинать и кошмарить, и все расходы надо отбить до тиынки.

Тимур посмотрел Руслану в глаза.

— А с чего ты взял, что другим, работавшим в теплых офисах, было легче? На госслужбу работать палкой, что ли гнали? Твоя система ценностей дерьмо и реваншизм. И в конце концов не боишься, что сам окажешься однажды по другую сторону баррикад: без прав и без защиты?

— Не ссы, — с вызовом бросил Руслан и отвернулся.

Он долго не мог уснуть. Уставившись в темное окно ворочался и ерзал. Вспоминал бросившего семью отца и мать, горбатившуюся на двух работах. Наступило его время и нужно было взять от жизни все: все что он недополучил в детстве — положи на общественное, когда есть более важное личное.

“Интеллигент хренов”– прошипел Руслан.

******

Ему снился лихой круговорот города, выхватывавший тело из постели и бросавший, словно куклу, в работу, общение, тусовки. Машина, кабинет, компьютер, совещания, ру–агент, игры, обед, курилка, звонки, ключи, пробки, подъезд, лифт, телевизор, ужин, “привет”, “как дела”, “нормально”, постель, айфон, сон. Месяцы отрывались листками календаря и улетали прочь…

Расскажи друзьям

Метки: , ,

9 высказались к записи “Русик, ч.3. Meаtинг”

  1. Быдло October 30, 2012 at 09:42 #

    Дешевый приемчик – изобразить как бы диалог и в конце неугодную автору сторону показать побежденной и закомплексованной.

    Только и делаете что ноете: государство не то, здравоохранение не так, молодчики в черных очках хамят…
    Жалобу на хамящих писали? Или вы для красного словца преувеличили? Или для вас это слишком мелко и всю “систему” надо менять? Ну-ну, нойте дальше, ничего не делая, мечтая о революции.

  2. Арлан Бакиров October 30, 2012 at 14:27 #

    мнение автора может не совпадать с мнением героев. все персонажи вымышлены. действие происходит на планете Х, в городе Н, такого-то числа, такого-то месяца. Приятного чтения, пусть ваше потревоженное эго не беспокоится и не нервничает.

    • Быдло October 31, 2012 at 09:35 #

      Параллели очевидны и каждый читатель их проведет и узнает нашу страну и наш город, а не отнесет события на счет выдуманной планеты Х. Вопреки вашему примечанию в конце страницы в комментарии в ответ на критику.

      В итоге на этом сайте этим рассказом очередной раз капнули на мозги читателям рассказывая как у нас все плохо. Зачем? Кому это нужно?

      • Арлан Бакиров October 31, 2012 at 13:01 #

        Я никого не зову на баррикады. Вы свидетели попытки создания художественного произведения. Автор беспристрастен и как художник черпает вдохновение общяясь с живыми людьми. Ну разве Кафка как его герой Грегор Замза превращался в жука? Разве Рэй Брэдберри своими глазами видел машину времени и путешествовал не ней? Разве Жюль Верн плавал на Наутилусе с капитаном Немо? На самом деле ваш коммент показатален и отражает картину в которой пребывает культура чтения в нашем обществе сегодня.

  3. ANK November 3, 2012 at 22:53 #

    Русик все еще сыроват, но растет. Или автор оставит героя выдыхаться? С одной стороны, превращение в Личность будет банально, хотя и логично), с другой стороны, спускать его дальше в низину – не по-человечески. Нужен третий путь, иной).

  4. Арлан Бакиров November 6, 2012 at 17:02 #

    Вы считаете, что он уже в низине? ) мне показалось, что до самого дна еще плыть и плыть, делая при этом флэшбэки в прошлые десятилетия. Путь очищения, имхо, очень болезненный и страшный.

  5. Адиль November 6, 2012 at 21:25 #

    Кайфую, читая. Всегда жду продолжения.

Ссылки на эту запись

  1. Русик, ч.4. В подсознании | Blog Basta! - March 18, 2013

    […]  Продолжение. Предыдущие части читайте здесь 1, 2, 3.  […]

  2. Русик. Окончание. | Blog Basta! - March 20, 2013

    […] Начало читайте здесь: 1, 2, 3, […]

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.