Феликс Флорес Гонзало, журналист La Vanguardia, специально для BlogBasta.kz написал колонку о каталонском сепаратизме и его перспективах.

Каталонцы моего поколения, родившиеся еще во времена диктатуры генерала Франко, никогда бы не могли подумать, что почти через 40 лет после его смерти (и довольно быстрыми темпами) мы окажемся на грани отделения от Испании – или, по крайней мере, на пути к этому. Вот уже два года туристы могут видеть каталонский флаг, постоянно свисающий с тысяч балконов по всей области, и вопрос о ее независимости уже ни для кого не новость.

История разногласий между Каталонией и Испанией довольно долгая, и этот националистический дискурс всегда заставлял каталонцев чувствовать себя жертвами (национальный праздник Каталонии напоминает о поражении в войне 1714 г., когда мы потеряли нашу свободу как народ, попав под власть испанского монарха). За это время мы привыкли к противоречивой динамике политических отношений с правительством Испании, когда разногласия сменялись соглашениями и наоборот. После смерти диктатора было принято решение о предоставлении равной степени автономии всем 17 регионам Испании без предоставления каких-либо привилегий историческим общинам Каталонии и Земли Басков.

Каталонские политики, представители барселонской буржуазии, отчасти ответственны за эту динамику, зачастую действуя в интересах собственной выгоды. Теперь на них оказывает давление народное движение, толкающее их на референдум о независимости Каталонии, запланированный на 9 ноября. Эти политики разжигали национальные чувства, преследуя свои цели, но сами никогда не пытались зайти настолько далеко. Все шло гладко для них пока иные политические силы и общественные организации не решили обойти их, вытолкнув идею независимости на новый уровень. 11 сентября 2013 г. более полутора миллионов человек (пятая часть населения области, согласно официальной статистике) образовали четырехсоткилометровую живую цепь через всю Каталонию. Эта инициатива была поддержана (скорее, из страха) правящей партией Каталонского автономного правительства.

Частое нарушение Мадридом своих обязательств по соглашениям с Барселоной, а также продолжавшаяся в течение многих лет антикаталонская кампания в СМИ правого толка оказывали серьезное влияние на рост амбиций по поводу независимости, но и на демагогию лидеров каталонской правящей партии. Впрочем, скептики считают, что истинная причина возросшей популярности идеи отделения кроется в экономическом кризисе. Выбор в пользу независимости создает иллюзию, что вместе с ней вернется все, чего сейчас так не хватает – лучшая система здравоохранения в Европе, гарантированное право на образование, порядок в коммунальном хозяйстве… – и что будет положен конец масштабной коррупции, одной из наиболее серьезных проблем как в Каталонии, так и в Испании. Если раньше считалось, что власти Каталонии используют тему независимости для отвлечения внимания от сокращений бюджета, то теперь об этом разговора уже нет.

Люди, которые выстроились в ту цепь, были вдохновлены похожей акцией, связавшей в 1989 г. Эстонию, Латвию и Литву. Обретение этими странами независимости от России националисты Каталонии тогда обозначили как модель для себя. Но обстоятельства и природа (каталонцы и испанцы, на мой взгляд, не отличаются этнически и культурно, хотя сепаратисты бы мне возразили) в нашем случае сильно отличаются и не имеют ничего общего, скажем, с Косово. К слову, Испания, конечно, не признала это новое государство. Забавно вспомнить, что в те годы испанским репортерам в Косово особо симпатизировали сербы, а албанцы были больше расположены к баскским и каталонским журналистам…

Драматические события в Украине и оккупация Россией Крыма не особо отразились на дискурсе о судьбе Каталонии. Как в Мадриде, так и в Барселоне мнения разделились: с одной стороны, относительная поддержка Украины, с другой — «понимание» России. Но чаще оценка была нейтральна, как и реакция испанцев на большинство событий в Восточной Европе и бывшем СССР — сказывается расстояние.

Зато каталонский процесс перекликается с ситуацией в Шотландии, хотя этот кейс тоже отличается, в первую очередь тем, что он менее напряженный в политическом смысле. Однако, вес и значение Каталонии в Испании соизмерим с “удельным весом” Шотландии в Великобритании. Эта параллель стимулирует националистов продолжать борьбу, хотя, по данным опросов, большинство в Шотландии пока еще говорит независимости “нет”.

Политики националистического толка и интеллигенция, финансируемая каталонским правительством, теперь ищут в поддержку себе европейские примеры независимости – например, история Исландии и Дании — и даже пытаются интерпретировать положения основополагающих документов Евросоюза, настаивая, что для Каталонии якобы нет никаких рисков оказаться вне ЕС. Одно из последних их заявлений гласит: даже если Каталония какое-то время не будет членом Евросоюза, она продолжит использовать евро.

В отличие от Шотландии, где имела место общественная дискуссия по вопросу о независимости, в Каталонии последствия (особенно экономические), не обсуждались публично и их анализ не был представлен общественности. Каталония производит 20% ВВП Испании, но бизнес-сектор Каталонии пока не определился со своей позицией.

Эта неопределенность превращает мечту о независимости в нечто управляемое одними только эмоциями. А главный раздражитель, влияющий на эмоции — то, что правительство Испании отказывается обсуждать вопрос об отделении Каталонии. В Мадриде называют проведение референдума 9 ноября антиконституционным, и потому не видят никакого смысла говорить о нем. Но еще более серьезная проблема кроется в том, что оппозиционные партии Испании тоже разделяют такой подход, и общественное мнение большей частью игнорирует или презирает чувства каталонцев, видя в них только “проблему”.

Прежде всего, это означает упущенный шанс – не только для того, чтобы исправить отношения между Барселоной и Мадридом, но и для реформирования устаревшей конституции, которая была чрезвычайно своевременна 36 лет назад и годами показывала свою эффективность, но сегодня потеряла актуальность. И, конечно же, новый король не собирается ничего менять в существующем статус-кво. Его зовут Филипп VI, и он потомок Филиппа V – короля, от которого каталонцы потерпели поражение 300 лет назад.

Выборы в каталонский парламент станут еще одним вариантом для националистов вместо референдума – на них победят партии, выступающие за независимость, и это будет иметь эффект голосования «за» или «против» отделения от Испании. Глава Женералитата (правительства каталонской автономии) и лидер правящей партии Артур Мас никогда не проявлял себя как сторонник независимости до того момента, пока живая цепь не опоясала Каталонию. С тех пор он разыгрывает популистскую карту в Барселоне, но продолжает заигрывать с Мадридом. В результате, он растерял доверие к себе, и наверняка будет повержен ударом слева – от каталонской Республиканской Партии Левых. Избиратели склонны доверять ей не только из-за ее позиции по независимости, но и за обещания восстановить социальное благосостояние, занятость, систему ЖКХ и другие проблемы, обострившиеся в последние годы.

Другие альтернативы решения каталонского вопроса — например, в той или иной форме федерализации — оказались на сегодняшний день маргинализированы на политическом поле из-за блокирующей позиции Мадрида. Все это склоняет доселе молчаливое большинство каталонцев к тому, чтобы использовать свое “право решать” и пойти на выборы, чтобы узнать, что на самом деле думает страна.

Все зашло настолько далеко, что процесс кажется необратимым, что «назад пути нет». Те, кто чувствует себя в равной степени как испанцами, так и каталонцами, по-прежнему в большинстве с незначительным перевесом. О потенциальных рисках и возможности конфронтации речи пока нет. Надолго ли?

Расскажи друзьям

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.