Айк Кочарян размышляет о перспективах для Армении в случае ее вступления в Евразийское политико-экономическое образование, географических вызовах этого процесса и угрозе национальной идентичности.

О вступлении Армении в Таможенный Союз (ТС) и Единое Экономическое Пространство (ЕЭП), а после подписания 29 мая 2014 в Астане договора о Евразийском Экономическом Союзе (ЕАЭС) – и в последний, было написано много и сторонниками, и противниками данного интеграционного проекта. Среди написанного – много серьезного и полезного, но много и наоборот.

Основная часть публикаций рассматривает вопрос интеграции Армении в ЕАЭС в контексте экономической составляющей, что вполне логично, если учесть, что данный интеграционный проект был заявлен как экономический. Мы же постараемся проанализировать такие составляющие, как политическое, коммуникационное и культурное аспекты интеграционного проекта ЕАЭС.

Для простых граждан и политических элит Армении заявление 3-го сентября 2013 года президента Республики Армения Сержа Саркисяна о намерении Армении вступить в Таможенный Союз и Единое Экономическое Пространство с перспективой членства в ЕАЭС было вполне неожиданно, так как страна вела интенсивные переговоры с Европейским Союзом об Ассоциативном соглашении, и на разных уровнях заявлялось о нецелесообразности вступления Армении в ТС и ЕЭП.

Однако, процесс был запушен и армянское руководство стало активно готовится к предстоящему членству в новом экономическом интеграционном пространстве. Уже 6 ноября 2013 года в Ереване был подписан “Меморандум об углублении взаимодействия между Евразийской экономической комиссией (ЕЭК) и Республикой Армения”. А 23 января 2014 года Правительство Армении приняло решение № 61 по утверждению программы мероприятий “дорожной карты” членства Армении в ТС и ЕЭП Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации, который включает в себя 262 мероприятия. На данном этапе мероприятия, являющиеся составляющими “дорожной карты”, почти полностью выполнены, и начало июля 2014 года озвучивается как срок вступления Армении в ЕАЭС.

На первом же этапе освещение в СМИ заявлений С. Саркисяна и процесса переговоров и консультаций, а также экспертные заявления и оценки, создали негативное восприятие членства в ТС и ЕЭП в общественном дискурсе Армении. В частности, можно выделить некоторые публикации в русскоязычных СМИ Армении и России, которые оперировали по отношению к Армении такими оценками и выражениями, как “форпост России” и “куда они без нас денутся”. Основываясь на мониторинге публикаций в данный промежуток времени, можно заключить, что авторы статей забывали, что, говоря об Армении, они имеют дело с суверенным субъектом международного права.

Со временем, тема безвыходности и неизбежности выбора Армении в пользу членства в ТС и ЕЭП растиражировали как местные, так и в российские СМИ, сформировав соответствующее общественное мнение.

Проанализировав публикации в СМИ и экспертные оценки о членстве Армении в ЕАЭС, также можно прийти к выводу, что в большинстве статей членство рассматривается через призму всего спектра армяно-российских взаимоотношений, и в итоге получается, что с точки зрения армянской общественности, принципиально важны лишь армяно-российские отношения, и не очень понятно, почему надо договариваться с другими членами ЕАЭС.

Официальный Ереван никак не комментирует переговоры и консультации с другими членами ЕАЭС, что позволяет говорить об отсутствии таковых. В связи с этим, возникает вопрос о целесообразности членства Армении в ЕАЭС, потому что армяно-российские двухсторонние отношения находятся на очень высоком уровне, и все вопросы можно решить в двухстороннем формате.

Данный фактор осознается и учитывается Беларусью и Казахстаном, для которых членство Армении можно считать навязанным со стороны России. Будучи более и менее равноправными членами и зная персональную заинтересованность В.Путина в создании ЕАЭС, они пытаются выторговать у России более выгодные преференции для себя, что выливается в заявлениях Беларуси о снижения пошлин на нефтепродукты или в попытках Казахстана вовлечь Турцию в ТС, или же в такой жест, как прочтение письма президента Азербайджана И. Алиева во время встречи по подписанию договора о ЕАЭС.

С другой стороны, неохотное принятие Беларусью и Казахстаном членства Армении в ЕАЭС можно понять и как нежелание иметь в Союзе еще один голос в пользу России. В Совете Евразийской Экономической Комиссии (ЕЭК) решения принимаются консенсусом, а в Коллегии ЕЭК решения и рекомендации принимаются как консенсусом, так и квалифицированным большинством в две трети от общего числа членов Коллегии Комиссии, где каждый член Коллегии обладает одним голосом.

Другим политическим аспектом членства Армении является неразрешенный конфликт вокруг Нагорного Карабаха. В частности, с точки зрения Казахстана проблематичным является вопрос урегулирования отношений между Арменией и Нагорно-Карабахской Республикой в рамках ЕАЭС. Несмотря на то, что было заявлено и президентом Армении С. Саркисяном, и главой МИД России С. Лавровым о вступлении Армении в ЕАЭС в рамках международно-признанных ООН границ Армении, все же вопрос Нагорно-Карабахского конфликта в руках России остается серьёзным рычагом давления — как на Армению, так и на Азербайджан.

Другим вызовом членства в ЕАЭС, который не обсуждается широко, является культурно-языковая составляющая данного интеграционного проекта. Очевидно, что единственным и основным коммуникационным языком в ЕАЭС будет русский, с вытекающими из этого такими последствиями, как продвижение и усиление роли и значения русского языка и русской культуры на всем экономическом пространстве.

Вопрос о статусе русского языка, быть может, не так остро стоит в государствах-членах ЕАЭС, так как для них он и ныне является языком межэтнической коммуникации внутри страны. Совсем другая ситуация в Армении, где население в основном моноэтнично и русский не является языком внутренней коммуникации. Следовательно, попытки Кремля содействовать усилению роли и значения русского языка в Армении и непротивление официального Еревана данной политике Кремля вызывают в армянском обществе реальные опасения относительно утраты национальной самобытности и идентичности.

Другой проблемой Евразийского проекта для Армении является отсутствие общей границы между Арменией и странами-членами ЕАЭС, а также посреднические транспортные коммуникации через Грузию, которая выбрала европейскую интеграцию. В частности, обсуждаются проекты создания транспортного коридора “Север-Юг”, в рамках которого предлагается возможность открытия абхазского участка железной дороги и строительства армяно-иранской железной дороги.

Спекулятивность этих планов связана с тем, что данный транспортный коридор интересен исключительно для России, и никак — Беларуси и Казахстану. Для самой России данный проект в финансовом смысле весьма затратен. Следует отметить, что в перспективе нельзя исключить соучастие Ирана и Китая в нем, но такая возможность пока не актуализируется.

В любом случае, без решения транспортной проблемы интеграция Армении в ЕАЭС не даст ожидаемого положительного эффекта, и из экономического союза превратится в исключительно политический, с довлеющим увеличением культурно-языкового элемента. По крайней мере, такая перспектива в общественном дискурсе Армении формулируется как весьма актуальная.

Айк Кочарян – старший научный сотрудник Центра по исследованию проблем культуры и цивилизации при Ереванском Государственном Университете.

Расскажи друзьям

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.