Окончание. Начало читайте здесь.

СРОКИ: СОРВАТЬ И НЕ ПОЛУЧИТЬ

В процессе подготовки Игр их дирекцию потрясло три крупных скандала.

Первый был связан со срывом сроков подготовки мероприятия. В марте 2009 г. в Алматы прошло заседание оргкомитета по подготовке и проведению Игр под председательством акима Есимова. Тогда его заместитель Виктор Долженков отчитался, что подготовка идет в плановом порядке, отметив, впрочем, проблемы на комплексе «Шымбулак» под управлением ТОО «Капитал партнерс», масштабные девелоперские проекты которого изрядно потрепал финансовый кризис.

Большая часть работ на объекте на тот момент не была начата, либо находилась на начальной стадии. Аким пригрозил вернуть комплекс в государственную собственность:

«Мы ждали больше полугода. До Азиады остается менее двух лет. В следующем году необходимо уже завершить все работы и опробовать объекты, а я слышу одни обещания и вижу риск сорвать Игры. Надо начинать процедуру банкротства и возвращать Шымбулак государству», сказал он тогда.

Уже через месяц, в апреле, в коммунальную собственность города по поручению президента были переданы комплекс лыжных трамплинов и каток «Медео» (на которых работы тоже шли с некоторым отставанием). Но непотопляемое ТОО «Капитал партнерс» обязалось завершить гондольную канатную дорогу и весь комплекс «Шымбулак» к следующему зимнему сезону.

Вторая волна страха не успеть со сроками прокатилась за несколько месяцев до пафосного открытия Азиады на стадионе «Астана-Арена». 28 октября 2010 года от должности руководителя дирекции VII Зимних азиатских игр был освобожден ее руководитель Султанмахмут Шокбытов. Произошло это после инспекции по состоянию спортивных объектов. Причина отставки – «неспособность выполнить требуемый объем работы в срок». До Игр оставалось менее 100 дней, а на основных объектах все еще велись строительные работы. С 1 ноября в должность вступил Султанбек Сыздыков, а последние работы кое-где заканчивали буквально на ходу, в декабре-январе.

Два других скандала были связаны с хищением средств и оба состоялись спустя значительное время после официального закрытия Игр. В январе 2013 года тот самый Султанбек Сыздыков был обвинен в хищении средств в сумме 23 000 000 тенге по статье «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества». Уголовное расследование продлилось порядка года, вина доказана — ущерб бюджету был нанесен нарушениями правил проведения госзакупок. Однако, подсудимый возместил государству потраченную не по правилам сумму, и уголовное дело было прекращено в феврале 2014 года.

Зато тогда же, в феврале 2014 г., в хищении 600 млн. тенге был обвинен экс-начальник Управления телерадиовещания и медиатехнологий «Исполнительной дирекции Организационного комитета 7-х Зимних азиатских игр» Айдар Мусин — по той же статье, только с уточнением «в особо крупном размере». С санкции Медеуского райсуда Алматы он был арестован. Расследование продолжается.

Еще один противоречивый факт, обсуждавшийся на страницах казахстанской печати, – выкуп земель под строительство биатлонного стадиона в Солдатском ущелье. Счетный комитет объявил в итоговом мониторинге, что за участок в 2,5 га здесь переплатили 356 млн. тенге — правда ни о каких расследованиях на этот счет слышно не было.

Общая площадь комплекса – 47 га. До начала строительства земли под стадион якобы принадлежали небезызвестной Евразийской финансово-промышленной группе – Александру Машкевичу, Патоху Шодиеву и Алиджану Ибрагимову. Как писала газета «Время», получили они ее просто: акимат выделил 6 участков частным лицам, и двое из низ сразу же перепродали ее миллионерам. По информации издания, участок в 20,5 га был приобретен за 26,5 млн тенге, а соседний, в 4 га – за 24 млн. тенге. Остальные четыре участка были изъяты государством назад.

После того, как правительство постановило приобрести данные земли под объект Азиады, земля, купленная «евразийским трио» за 50 с небольшим млн. тенге ($340,000) была выкуплена государством за 3,8 млрд. тенге ($27 млн.).

Как сообщило нам Агентство по делам спорта, в настоящее время определяется смета расходов на завершение II очереди Комплекса лыжного и биатлонного стадионов «Алатау» в Солдатском ущелье. Земельный участок под стройку находится в государственной собственности, уточняют в ведомстве.

ВСЕ ОКУПИТСЯ. ПОТОМ.

Осенью 2010 года, когда до Игр оставалось менее полугода, вопросы об окупаемости спортивного ивента зазвучали чаще, и г-н Ермегияев скорректировал свою позицию: Азиада есть по-прежнему имиджевый проект, но теперь это значит, что от него не стоит ожидать полной окупаемости:

«Надо учитывать, что инфраструктура под Азиаду у нас только строится, а допустим в Ванкувере под Олимпиаду она уже была готова. По окупаемости мы ведем работу за счет привлечения спонсоров, продажи прав на телевещание. Мы Азиаду постараемся транслировать на более чем 30 стран и предполагаем выручить за это 4,5 млрд. тенге».

Помимо этого, он назвал доходной статьей выпуск сувенирной продукции, затруднившись, правда, назвать даже примерные расчеты. Изначально ожидалось, что доходы сложатся из продажи билетов, сувениров и прав на телевещание. На разработку и изготовление билетов было потрачено 1 870 748 долларов США. 350 тысяч билетов были предложены гостям по цене от 750 до 4,500 тенге — в зависимости от вида соревнования.

Сразу после завершения Игр стало ясно, что с оценками наплыва туристов в правительстве сильно погорячились. Вице-министр туризма и спорта сообщил, что билеты не были распроданы. На большинство соревнований принудительно отправляли детей и студентов, чтобы хоть как-то заполнить трибуны для телевизионной картинки. На вопросы о количестве туристов, посетивших Казахстан, количестве проданных билетов и общей «выручке» Ермегияев ничего конкретного сказать не мог:

«Я не могу назвать точные цифры, для отчетов потребуется несколько дней. Конечно, все 350 тысяч билетов не проданы. Дело в том, что, в частности, лыжно-биатлонный стадион в силу отдаленности от города, не смогло посетить большинство алматинцев».

В целом неполную реализацию билетов вице-министр объяснил мировым финансовым кризисом. По свидетельствам болельщиков, уже на второй день соревнований на столичном крытом катке и на алматинском комплексе трамплинов сделали вход свободным.

Месяц спустя оргкомитет Игр сообщит, что прибыль от продажи билетов составила 244 млн. тенге (примерно $1,6 млн.). Даже при затратах в $1,9 млн. на их печать, это был бы еще не самый плохой показатель, но проблема в том, что нигде никогда официально не сообщалось, какое именно количество билетов было продано, так что перепроверить эти данные невозможно.

Сведения о прочих доходах от Азиады были очень фрагментарны и разрозненно встречались в СМИ. Наконец, к маю 2011 года профильное министерство подсчитало, что прошедшая Азиада обошлась казне в 233,5 млрд тенге, а доходы составили 5 млрд тенге. Такую сумму, по словам Талгата Ермегияева, принесли вкупе продажа сувениров, билетов и спонсорские поступления от рекламы. Вооружившись калькулятором, выясняем, что процент окупаемости на 2011 год составил 2,3%.

Попытавшись апргрейдить информацию на 2013 и 2014 годы, мы обратились в Агентство спорта, Счетный комитет и Министерство финансов. Первое вновь повторило цифры затрат на строительство и реконструкцию спортивных объектов, но ни словом не обмолвилось о возврате средств. Счетный комитет отправил нас с данным вопросом в Министерство финансов, а Министерство финансов – снова в Агентство спорта.

Довольно странно, что никто со времени окончания спортивного праздника так и не озаботился подсчетом и мониторингом, ведь еще в сентябре 2011 года Счетный комитет устроил разбор полетов под названием «Итоги контроля эффективности использования средств республиканского бюджета, выделенных на проведение VII зимних Азиатских Игр» в своем Бюллетене № 2 за второй квартал 2011 года., установив финансовые нарушения на 9 807,0 млн. тенге (или $67,6 млн) и ряд из них даже постановил передать в прокуратуру…

КАРТЫ, ДЕНЬГИ, КОНЬКИ И ЛЫЖИ

Счетный комитет также обнаружил факты неиспользования закупленного оборудования и построенных помещений для объектов спорта при проведении и после проведения Азиады и объектов на сумму 10 282,1 млн тенге. Например, при строительстве лыжно-биатлонного стадиона телевизионное оборудование на сумму 4 123,8 млн тенге «не используется в связи с отсутствием квалифицированных специалистов». Подобные нарушения отмечены и в Астане, и в Алматы — катки «Медеу» и «Казахстан», Дворец спорта и «Табаган».

В настоящее время использование объектов нельзя назвать финансово грамотным: ежемесячное содержание только астанинского велотрека республиканскому бюджету обходится в среднем в 130 миллионов тенге, лыжно-биатлонного стадиона в Солдатском ущелье – в среднем 65 млн. тенге. А ведь использование объектов Азиады после Игр – важная статья их долгосрочной окупаемости.

Планировалось, что сюда для занятий зимними видами спорта будут приезжать иностранцы, а местное население более массово и активно займется физкультурой.

В Алматы спортивные сооружения Азиады находятся на балансе одноименных республиканских и коммунальных предприятий со 100-процентным участием государства. Спорткомплексы «Медео» и «Сункар» находятся в ведомстве Управления физической культуры и спорта города Алматы. Дворец спорта имени Балуака Шолака – в ведомстве Агентства РК по делам спорта и физической культуре.

Реконструкция последнего вызывала много вопросов — и по стоимости работ, и по фактическому уничтожению архитектурного памятника. Ныне в течение года здание примерно поровну занимают спортивные состязания и торговые ярмарки. Часть здания и вовсе отдана под магазин сотовых телефонов.

Осенью 2012 года на 4 этаже Дворца спорта силовики «накрыли» подпольное казино. В храме спорта игорный дом развернулся масштабно — два покерных зала на 24 стола, три VIP комнаты и 21 игровой автомат. Администрация поспешила заявить, что не знала о казино — и, видимо, им поверили на слово, поскольку никто из руководства Дворца не пострадал от правосудия. Владельцы казино были оштрафованы на 6 миллионов тенге — дневной оборот их заведения, так как примерно такую сумму изъяли прокуроры при облаве из касс.

По информации акимата, на катке «Медеу» проводятся учебно-тренировочные сборы, массовые катания с прокатом инвентаря, культурно-развлекательные мероприятия, работают медцентр и спортзал, а также «комнаты отдыха и сауна». Сумму годового дохода по этим статьям назвать там не смогли. Для граждан объект доступен на платной основе: взрослый абонемент стоит 1800 тенге на 5 часов. Это почти 2% от средней месячной зарплаты по стране, и 10% от минимальной. Студенты и пенсионеры платят по 800 тенге, а дети – 400.

На комплексе трамплинов «Сункар» проводятся учебно-тренировочные занятия (прыжки на лыжах, лыжное двоеборье, лыжные гонки, сноуборд), республиканские и международные соревнования (в т.ч. кубки мира, континентальные кубки, гран-при по прыжкам с трамплина и двоеборью) и культурно-массовые мероприятия. Концерты с участием поющих политиков «Алматы, моя первая любовь» собирают полные трибуны, а вот на международных турнирах, как видно по трансляциям телеканала «Евроспорт», зрителей практически нет. Зато здесь нашла базу детская спортивная школа №7 с бесплатным набором в секции.

С октября 2012 по июнь 2013 на все объекты Азиады в Алматы было продано билетов 68 000 билетов, и, по мнению акимата, за прошедшие 2 года интерес алматинцев к спорту вырос на 35%…

В ведении акимата Астаны из объектов Азиады находятся Дворец спорта «Казахстан» и раскаточный каток (база для спецшколы высшего спортивного мастерства) и ледовый дворец «Алау». Оба катка принимают на своем люду хоккейные матчи, конькобежные соревнования и тренировки местных команд и спортсменов. С момента открытия «Алау» посетило порядка 150 000 человек при средней цене за билет в 500 тенге — то есть, за три года каток мог заработать до 75 млн тенге. Содержание такого объекта обходится в день в 328 367 тенге — или до 118 млн. тенге в год

Велотрек «Сарыарка» и стадион «Астана-Арена» также выступают базой для спортшкол, клубов и секций, а также спортивных состязаний разного уровня. В целом, за последние пять лет количество занимающихся спортом жителей Астаны, по сообщению акимата столицы, увеличилось ровно в два раза. Правда, этот показатель – 21% от общей численности населения – держатся последние три года, несмотря на постоянно растущее сальдо внутренней миграции в Астану из других регионов.

Нельзя не порадоваться обилию спортивных сооружений в Астане, где тренируются национальные команды, зачастую состоящие из натурализованных граждан других стран. Но в стране, где четверть школ не имеет спортзалов, а количество детских спортшкол сократилось в годы независимости на треть, столь прицельное внимание к одному городу вызывает больше вопросов, чем гордости за родину.

Возникает вопрос — если казахстанские власти не научились пока ни проектировать и строить без коррупционных скандалов, ни распоряжаться новым богатством с выгодой для всех, откажутся ли они в будущем от амбиций принимать полмира под своими флагами на недельное мероприятие? Ответ – нет, не могут. Бывшему главному по Азиаде Талгату Ермегияеву ныне поручена подготовка к проведению ЭКСПО 2017…

…И ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО МИЛЛИАРДОВ

Стоимость только площадки для всемирной выставки составляет $1,5 млрд, а общая стоимость – 2,3 млрд. долларов. В связи с финансовыми рисками организации ивента и целесообразности его проведения в текущих экономических условиях, от его проведения у себя отказались правительства Канады, Австралии, Испании, Франции, Норвегии, Сербии. Единственными кандидатами на проведение выставки выступили Астана (Казахстан) и Льеж (Бельгия).

В Казахстане параллельно с внешним продвижением заявки и внутренней ее пропагандой, повышали пенсионный возраст женщин, сокращали пособия по уходу за ребенком, советовали затянуть пояса и строить общество труда.

Талгату Ермегияеву уже задавался тот же самый вопрос, что и шесть лет назад – об окупаемости ивента для страны. Он ответил до боли знакомой формулой: «ближайшие 2-3 года будут важными в сфере туризма, и по предварительным данным, в выставке примут участие от 2 до 3 млн. человек».

Интересно, что кроме смутно просчитываемой окупаемости и завышенных обещаний, нас немного вводят в заблуждение и по содержанию: ЭКСПО 2017 в Астане – это не совсем Всемирная выставка (хотя именно так ее часто называют в Казахстане), а вторая разновидность этого мероприятия — Специализированная выставка.

Международные выставки делятся на две основные группы: универсальные (только их называют World Expo) и специализированные (International Recognised Exhibition). Они различаются продолжительностью, общей площадью и тематикой.

Универсальные выставки (World Expo) проходят раз в пять лет длительностью в 6 месяцев в ключевых центрах мирового сообщества; количество посетителей в день достигает 200 000 человек и выше, достигая 50 – 70 млн. посетителей за полгода. Последняя World Expo была в Шанхае в 2010 году, а следующая состоится в Милане в 2015 году.

Специализированные выставки проводятся в интервалы между Универсальными выставками и длятся от 6 недель до 3 месяцев. Площадь выставки не должна превышать 25 га, а тематика в обязательном порядке оговаривается организаторами.

Пока сложно судить какие уроки команда организаторов вывела (если вывела) из опыта с Азиадой, но пока кажется, что единственной областью, где сделаны выводы, являются превентивные меры против скандалов. Чтобы их было меньше, под ивент был написан специальный закон, создана специальная Национальная компания, а строительство объектов EXPO-2017 будет освобождаться от уплаты практически всех налогов.

Более того, организаторы выставки специально заказывают для себя услугу по нейтрализации «негатива в интернете» – такую статью расходов они уже внесли в план закупок товаров, работ и услуг на 2014 год.

Расскажи друзьям

Об авторе Ирина Медникова

Все записи автора Ирина Медникова

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.