Эльмира Ногойбаева, кыргызский политолог, рассказывает о восприятии постсоветских интеграционных инициатив в стране тюльпановых революций.

Анализировать социо-культурные аспекты возможного вхождения Кыргызстана в Таможенный союз непросто — о перспективе присоединения к нему в Кыргызстане до недавних пор говорилось либо «хорошо», либо никак. После событий в Украине информационное поле, сопровождающее этот процесс, резко поделилось на два лагеря. У ряда СМИ и экспертов появилась явно надуманная и ярко окрашенная фобия «бандеровцев» и пропаганда «крымнаша» и пр. На фоне провозглашения Москвой курса на «собирание земель», упрощения гражданства для «соотечественников» и оголтелой, чрезмерно романтизированной ностальгии по советской эпохе и доктрины евразийства, контекст вступления Кыргызстана в Таможенный союз поменялся кардинально.

Я провела опрос своих коллег из разных стран на предмет их отношения к «эпохальному» Таможенному союзу. На мой вопрос: «Насколько экспертное сообщество в Вашей стране было готово к обсуждению и могло влиять на принятие политического решения по ТС?», мои коллеги ответили примерно следующим образом:

Казахстан: “Полноценные исследования стали проводится уже после вступления. Вначале рассматривали только экономическую составляющую союза, а сейчас речь все больше идет о его возможных политических последствиях для страны. Впервые речь стала идти о концепции ограниченной интеграции”.

Армения: «Решение вступать в ТС было настолько неожиданным для всех групп общества, что никто в этом направлении не делал никаких серьезных исследований, если не брать в расчет провластные – достаточно поверхностные – оценки. Сейчас многие надеются, что, возможно, еще можно избежать такой перспективы».

В Кыргызстане — то же, что и в Армении, и дискурс не выходит за рамки экономических аспектов. То есть, при всем, заявляемом правительствами, желании государств вступить в ТС, никакого предварительного обсуждения с народом, никакого анализа с привлечением экспертов не было. Для общества это напоминает получение неожиданного сюрприза в яркой упаковке, который пока нельзя открыть.

«А вдруг в нем … нечто?», возникают резонные опасения.

И чем больше диссонанс между социально-политическим контекстом в регионе и сугубо официальной риторикой о Евразийском экономическом союзе, тем больше опасений, а «сюрприз» все менее приятен.

Больше всего «эмпирического опыта» досталось братьям-казахам. Они первыми вошли в воду, замерили глубину и температуру. Судя по последним встревоженным высказываниям ведущих экспертов Казахстана, не все так радужно в ТС даже с точки зрения экономики. И температура воды повышается до некомфортной.

Одним из наиболее болезненных вопросов стала инициатива председателя Госдумы РФ Сергея Нарышкина о создании Евразийского парламента «с прямыми демократическими выборами», а также Межпарламентской Ассамблеи Таможенного союза.

Институт межпарламентских ассамблей потенциально может стать «троянским конем» на постсоветском пространстве для независимости государств, ведь речь идет о возможной унификации части законодательства стран-участниц.

Так или иначе, в большинстве наших стран она уже происходит через мандаты ассамблей СНГ и ОДКБ — пока это не прямые наднациональные законы, но разработка и принятие «модельного законодательства» для национальных нормативно-правовых баз.

Новая Ассамблея — будь то при ТС или при ЕАЭС — может внести новые уровни в этот процесс. Не говоря уже о других наднациональных органах, о долях и квотах участия, о механике принятия решений в них и распределения голосов участников в зависимости от их финансово-экономического участия в союзе.

Пока Таможенный союз, как первый этап большего евразийского проекта, развивается как большой трансформер, видоизменяясь прямо в процессе становления самого субъекта. Те нормы, задачи и архитектура амбициозного проекта, которые есть сейчас – это результат продолжающихся переговоров и «торгов» его нынешних и будущих участников, которые, как в компьютерной игре, узнают о ее правилах на ходу.

Центростремительные «евразооптимисты» и центробежные «евразоскептики» формируют дискурс и контекст, и в этой игре сложные вызовы ждут всех участников, да и саму идею «Евразийского союза».

_______________________________

Специально для BlogBasta.kz – Эльмира Ногойбаева, политолог из Кыргызстана, эксперт по общественно-политическим процессам внутренней политики и региональных аспектов постсоветского пространства.

Расскажи друзьям

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.