Антон Гуменский: “Когда выбор сознательно делается не в пользу решения вопросов, а в пользу того, чтобы «веселиться» самим и «веселить» своих сторонников, диалог разрушается. Тролль не договаривается и не ищет ответов — он говорит сам с собой.” 

Взгляните на эту картину.

«Казаки пишут письмо турецкому султану». Здесь изображены события полулегендарные. Дело в том, что письма были, но их было несколько, и султанов, которым они адресовались — тоже было несколько. Кому точно писалось данное письмо неизвестно. Интересно, что и дальше в истории жанр открытого насмешливого письма встречался еще не раз — например, в музеях Великой Отечественной войны сохранились письма (в таком же духе) белорусских партизан Гитлеру.

Эта картина – прекрасный пример троллинга. Тролли сильно отличаются от любых других видов коммуникаций, включая политические коммуникации. Его главная характеристика – его адресат на самом деле абсолютно номинален, формален. Настоящий адресат троллинга – это аудитория, которая находится рядом с провокатором. Настоящий адресат на картине Репина — это казаки, столпившиеся вокруг. Султан – это лишь повод потренироваться в остроумии, повод повеселиться.

В этом принципиальное отличие троллинга от традиционной дипломатии. Дипломаты, политики, даже если издеваются друг над другом, все же говорят друг с другом. В случае троллинга друг с другом никто не говорит. Тролль говорит сам с собой, с теми, кто находится рядом с ним и с теми, кто его изначально поддерживает. Ему абсолютно плевать на оппонента. Когда дипломаты начинаются заниматься не своей работой, а троллингом, возникает опасная ситуация. Проблема не решается — с помощью троллинга никакую проблему рационально решить нельзя в принципе. С его помощью проблему можно лишь усугубить.

Понятие «троллинг» еще не прочно вошло в академические словари. Только Оксфордский словарь – из своих солидных собратьев – включил статью под названием «Троллинг». Скажем, в словаре Merriam-Webster ее нет. В коллективных интернет-энциклопедиях зато можно встретить довольно обширные статьи — в Wikipedia или на Lurkmore. Лично мне больше всего нравится формулировка из словаря Urban Dictionary – короткая, но понятная. «Троллинг – это быть в интернете негодяем, просто потому что ты можешь». Никаких других причин для того, чтобы быть «троллем-негодяем», не нужно. Почему люди ведут себя так? Зачем? Чаще всего низачем — просто потому, что могут.

Но вернемся к троллингу как политическому явлению. Сегодня троллинг используется государственными ведомствами. Я приведу несколько примеров из деятельности МИД РФ в социальных сетях. 1 февраля 2013 года МИД России зарегистрировал страницу в Facebook, и уже 13 марта там появляется сообщение, адресованное формально — точно как письмо турецкому султану — блогеру Антону Носику, но на самом деле — широкой общественности. Это официальное сообщение было озаглавлено строчкой из известной песни группы «Мумий-Тролль». Вероятно, в МИДе хотели показать, что они могут говорить с интернет-сообществом на его языке, и реакция в СМИ и соцсетях была достаточно позитивной.

Следующий заметный пример — это ответ МИДа на сообщение тогдашнего посла США в России Майкла Макфола о скором окончании его службы в Москве. Макфол в Твиттере пишет: «Очень жаль объявлять о моем отъезде в конце месяца. Буду скучать по России и людям». МИД РФ ему отвечает: «Прощайте, Михаил!». И тут уже реакция была не столь однозначной — но твит заметили и процитировали очень многие издания, не говоря уже об интернет-пользователях.

Очень яркий пример троллинга с обеих сторон – обмен любезностями послов США и России в ООН Саманты Пауэр и Виталия Чуркина. Пауэр принимает в начале февраля группу Pussy Riot и пишет об этом в Твиттере.

)

Чуркина на брифинге спрашивает журналист об этой встрече. Тот отвечает: «Странно, что г-жа Пауэр еще не присоединилась к группе Pussy Riot для того, чтобы поехать в турне с концертами по всему миру, начиная с Вашингтона и закончив у Стены плача в Иерусалиме». На это Пауэр реагирует: «Я хоть петь и не умею, но с удовольствием поеду, и первый концерт мы устроим в поддержку политических заключенных в России».

И эта картина — сегодняшняя интерпретация Репина. Только в случае с казаками мы не видели лицо турецкого султана, а здесь видим реакцию адресата троллинговой атаки (при голосовании по ситуации в Украине и Крыму). Это типичный троллинг. Саманта Пауэр доведена до бешенства, а «казаки» стоят тут, на заднем плане, и получают удовольствие.

Троллинг – это эмоциональное общение, его целью является вызов эмоций, является провоцирование собеседника, доведение его до белого каления, до бешенства для того, чтобы собеседник стал брызгать слюной, махать кулаками, после чего ему можно сказать: «А что ты так волнуешься? Что такое? Ты какой-то нервный стал в последнее время». В этот момент тролль победил.

Каковы последствия троллинга? Здесь нужно особо подчеркнуть два аспекта. Во-первых, как уже было отмечено, проблема не решается, а лишь загоняется вглубь. В таком режиме договориться нельзя, и это само по себе тоже становится проблемой. Одно дело, если мы троллим друг друга в интернете просто так, от избытка свободного времени. Но когда троллингом занимаются политики – то есть, люди, которые должны решать противоречия, находить выход из проблем и договариваться в силу своей профессии – это совсем другое дело.

Когда выбор сознательно делается не в пользу решения вопросов, а в пользу того, чтобы «веселиться» самим и «веселить» своих сторонников, диалог разрушается. Тролль не договаривается и не ищет ответов — он говорит сам с собой.

И второе — не только собеседники, раззадориваемые троллингом одной или обеих сторон, дискредитируются как ответственные участники процесса, но и аудитория — то есть, все мы — тоже радикализируется. Троллинг эффективно самовоспроизводится. В обществе не остается места для сомневающихся, для тех, кто не готов махать шашкой. Аудитория резко делится на две части: на тех, кто «за», и на тех, кто «против». Не остается места для другого мнения, для тех, кто хочет анализировать и искать рациональные решения.

Антон Гуменский (blogberry.ru) – Исследователь в области социальной коммуникации, консультант по корпоративной культуре, преподаватель кафедры Связей с общественностью МГИМО

 

В оформлении записи на главной странице использована иллюстрация со страницы BodySpaceSociety

Расскажи друзьям

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.