«Любите президента своего и довольствуйтесь хлебом, иначе Аллах покарает вас болезнью!»

Обращая так много внимания на нарушения свободы вероисповедания в Узбекистане, мы часто не замечаем, как власти этой страны селективно продвигают определенные исламские практики, убеждения и проповедников — как против либеральных нарративов Запада, так и против исламистских течений вроде Союза Исламского Джихада и Исламского Движения Узбекистана. Определяя разрешенный «Узбекский Ислам» в своих интересах, государство позволяет некоторым мусульманским деятелям выступать – при условии, что они не выходят за рамки.

Эти фигуры имеют удивительную свободу выражения в пределах обозначенных линий «полезной» религиозной повестки. В этой статье мы рассмотрим два примера значимых исламских медиа, пользующихся поддержкой государства, и сделаем некоторые выводы о том, какие исламские нарративы государство старается создать или усилить, определяя границы дозволенного. А в завершении мы рассмотрим пример того, кто на собственной шкуре почувствовал, каково это — выйти за рамки.

Эти «разрешенные голоса» государство считает противовесом для идеологии экстремистских организаций. Но каждый раз, когда государство расправляется с одним из этих деятелей, исламисты и их адепты извлекают из этого выгоду для себя, объявляя жертву мучеником, пострадавшим за их идеалы, как она это сдедали ранее с Абдували-кори Мирзоевым, Мухаммадрафик-кори Камаловым и Обиджон-кори Назаровым, несмотря на тот факт, что ни один из этих имамов не поддерживал политический исламизм и насилие.

Религия в гостиной: государственное исламское телевидение

Спонсируемое государством религиозное учреждение — Муфтият – главный механизм для определения узбекского мусульманства в том направлении, которое служит государственным целям. Государственные СМИ – часть этой стратегии. Главный государственный канал регулярно выпускает программу «Hidoyat Sari» (Путь к истине), где пытается создать первую – из финансируемых государством – исламскую медиа-селебрити Узбекистана в лице главного имама Ташкента Анвар-кори Турсунова.

«Hidoyat sari» отличает сугубо религиозный уклон на самой крупной вещательной платформе страны — притом, что основной фон программной сетки формируют «традиционные узбекские» танцы и музыка, пустые мыльные оперы или пропагандистские новости и документальные фильмы.

Транслируя имама Анвар-кори на национальном телевидении, государство дает ему доступ к большей аудитории, чем если бы он мог одновременно проповедовать со всех минбаров страны, в которой лишь 9% граждан посещают мечеть на регулярной основе. В обмен на это он весьма аккуратен в речах. «Hidoyat sari», главным образом, повторяет содержание типичной пропаганды, просто с религиозной точки зрения.

В ней часто зрителей призывают остерегаться «иностранного влияния», превозносят достоинства узбекского правительства, личные достоинства и мудрость президента Каримова, а также призывают зрителей благодарить Всевышнего за то, что им выпало счастье следовать за столь справедливым и умным лидером.

Это, возможно, главное руководство по тому «как быть хорошим мусульманином», которое узбекское правительство предлагает народу: быть благодарными Всевышнему за Ислама Каримова.

То, насколько явно государство использует Турсунова и ислам для своих собственных целей, не может не вызывать расстройства и стыда у многих мусульман, которые ожидают иного от одного из главных улемов страны. Некоторые выпуски программы прямо осуждают любого, кто недоволен нынешним положением дел, кто хочет есть что-нибудь, помимо хлеба, или за неспособность перед лицом Всевышнего любить своего президента так же сильно, как своих родителей.

Один из выпусков в ноябре 2009 года зашел настолько далеко (его, впрочем, вел не Турсунов, а другой спикер), что намекал – недовольство статусом-кво приведет к тому, что бог проклянет людей, наслав болезни — например, туберкулез.

Подобная мобилизация религиозных образов и своеобразной инновационной теологии в государственных СМИ, которая определяет, что приемлемо, а что неприемлемо для узбеков, – относительно новая практика, показывающая как автократия продвигает ислам, но весьма неосторожно пытается подогнать его под свои задачи.

«Президентская» проповедь Арабской Весны

Скорее всего, одна из причин, по которой государство считает, что может проявить такую креативность в вопросах исламской теологии, заключается в том, что власть большей частью безразлична к ней. Режим очень подозрителен к любым видам организованной деятельности и индивидуальной социализации, и то, как оно принимает богословские позиции по отношению к некоторым вещам, часто происходит случайно и противоречивым образом. Например, муфтият с самого начала стоял на модернистской, реформистской платформе, одобренной государством. Эта платформа подчеркивает индивидуальное сознание, благочестие и ответственность, принижая религиозные авторитеты, которые держатся на традициях, а не на священных текстах.

Режим равнодушен к чисто теологическим нюансам этой платформы, но часто выступает против и индивидуального сознания, и против экзистенциальности реформистского ислама; вместо этого государство продавливает идеи социального конформизма и подчинение старшим по возрасту — вплоть до таких крайностей, как «Аллах хочет, чтобы вы любили президента своего, как родных родителей».

Многие такие пропагандистские интервенции в религию связаны именно с личностью главы государства. Самый показательный пример — в позапрошлом году, выступая на телевидении с поздравительной речью накануне Дня Независимости, Каримов лично потребовал духовных лидеров разъяснить гражданам опасности «Арабской Весны» с религиозной точки зрения.

К октябрю муфтият организовал семинар для имамов, которых проинформировали о темах, которые государство требует их доносить до народа. В ноябре эти имамы одновременно прочли официально одобренную проповедь с каждого минбара страны. В ней говорилось, что волна демократических революций на Ближнем Востоке на деле является заговором колониальных держав против мусульман. В проповеди также пастве напоминали, что смута («фитна») является смертным грехом в исламе.

Та проповедь весьма интересным образом манипулировала определением «фитны», по ходу текста подменяя его значение. Речь идет вначале о том, что «фитна» есть сектантская схизма среди мусульман, которая приводит к кровавым гражданским войнам – наподобие сирийской – а к концу текста в это понятие уже включают любое политическое инакомыслие, социальные разногласия и даже обычное недовольство или неблагодарность за текущее статус-кво. Особо подчеркивалась важность “osoyishtilik” и “barqarorlik”, что в переводе с узбекского языка означает «покой» и «стабильность».

Объясняя застой как добродетель, проповедь учила народ быть довольным тем, что у него есть, а любую перемену рассматривать как угрозу. К концу проповеди имамы любезно напомнили верующим, что, согласно Суре Аль-бакара, 191-му аяту, «Фитна – больший грех, чем убийство».

Сталкиваясь с жесткими границами: Хайрулло Хамидов

Эти случаи не отражают реальные интересы мусульман, о чем они думают и говорят. Это примеры того, как государство устанавливает границы для дискурса. Есть десятки сайтов и форумов, где ведутся дискуссии — в том числе об Арабской Весне и Сирийской гражданской войне — в которых люди доходят до самых границ, умудряясь не пересекать их.

В Узбекистане существует яркий, живой исламский дискурс, и существует он независимо от государства, однако трудно предугадать, когда и как эти границы могут внезапно сузиться – и вы вдруг окажетесь на неправильной стороне. Хайрулло Хамидов, ученик шейха Мухаммада Садыка, оказался в свое время в таком положении.

Анвар-кори Турсунов, ведущий первой телепрограммы официозного ислама, на самом деле не был первой селебрити узбекских исламских СМИ страны. Хайрулло Хамидов опередил его. Он уже был известным на всю страну, харизматичным спортивным комментатором и журналистом, когда в начале 2000-х стал одним из учеников Шейха. К 2007 году он начал говорить о том, чему научился, в эфире, а свой замечательный поэтический талант выкладывать на медиа-портал Islom.uz. Хайрулло вел одну из самых популярных программ на коммерческом радио в стране, и обрел армию поклонников, особенно среди молодежи.

Богословский подход Хамидова был простым и абсолютно не вызывал подозрений. Его религиозные программы были одобрены муфтиятом и подготовлены под присмотром самых уважаемых знатоков ислама в стране. Он никогда не критиковал правительство, не говорил о политике, не ставил под сомнение власть президента. Возможно, он был в итоге уволен за одну только свою популярность. Но после этого он отказался оставаться в рамках личностной покорности, которые определил режим. Он отрицал догмы о том, что узбекское общество «на верном пути», что «все хорошо» или «вот-вот станет хорошо». В своем самом известном стихотворении «Что происходит с узбеками?», он пишет:

[Наше] благочестие построено на пустых словах,
[Наша] жизнь построена на разврате,
[Наши] добрые дела построены на лицемерии.
Что происходит с узбеками?

В 2010 году Хамидов был приговорен к шести годам тюремного заключения за “основание террористической или экстремистской организации”. Не зря считается, что порой власти Узбекистана выступают сами для себя злейшим врагом, когда пытаются такими способами создать свой, подконтрольный исламский дискурс для конкурирования с политизированными идеями исламистских организаций. Когда разговор о повседневной жизни с религиозной точки зрения, критика государства или недовольство текущим положением вещей сами по себе становятся политическим заявлением, очень мало места остается для любых высказываний.

Но когда государство жестко расправляется с популярными фигурами только за то, что они говорят о проблемах простых людей с точки зрения богословия (что не может не нравиться людям), оно оказывает услугу экстремистским организациям, проповедующим насилие. Режим собственноручно устраняет их конкурентов – вдумчивые, интеллигентные голоса, как Хамидов, которые предлагают решение — перестроить дом с фундамента до крыши, вместо того, чтобы сжигать его.

______________________________________

Перевод поста Ноа Такера с сайта Registan.

Расскажи друзьям

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.