Чем бы ни закончился кризис государственности в Украине, мир уже не будет прежним – особенно в регионе бывшего СССР, который по-прежнему жив не только в психокультурных измерениях массового сознания, но и в политической доктрине коррумпированных диктатур.

В этой связи важно понять почему он не будет прежним – и что это значит конкретно для нас. Во-первых, четко нужно определить причину происшедшего (происходящего). В революции Евромайдана, вероятно, имелся внутренний потенциал разногласий из-за тактического альянса политических сил с самых разных концов политического спектра. Но проблемы новой власти были бы решаемы внутренними процедурами через вновь сформированные институты – как это уже было сделано там же и в других странах, переживших “цветные революции” в последние 10 лет.

Грубое, беспрецедентное вмешательство России во внутренние дела Украины, формальным оправданием для которого стали довольно примитивные информационные манипуляции и фальсификации, произошло именно в Украине, в самый уязвимой для государственности ситуации, а не, скажем, в Кыргызстане (хотя сценарии дестабилизации отдаленно напоминают друг друга). Причину назвал президент России во время последнего телеэфира – расширение НАТО и противостояние Западу, ставшее генеральной линией Кремля. Из-за этих соображений (которые, как ни парадоксально, обусловлены скорее внутренней политикой, чем внешней – неэффективная в социально-экономическом плане диктатура корпорации государственных олигархов требует масштабного, цивилизационного обоснования собственного пребывания у власти) – из этих соображений российская элита пренебрегла многовековой историей братских народов и принципами добрососедства.

Здесь необходимо сделать оговорку – новая власть Украины далеко не является примером эффективности при принятии решений и, в целом, политической ответственности. Многие их действия были непростительно “любительскими” – то ли из-за растерянности и неготовности к управлению страной, то ли просто от персональной беспомощности. Это был волюнтаризм (например, при выборе губернаторов восточных областей), недальновидность (отсутствие должного контроля на границе для недопущения потока “военных туристов” из России), безответственность (лидеры временного правительства не отправились лично в центры дестабилизации, а их отсутствующая позиция в Крыму стала практически сдачей коренного населения полуострова), популизм, самолюбование и неспособность своевременно реагировать на действия и заявления радикалов.

Тем не менее, эти слабости могли быть нейтрализованы течением политического процесса после проведения национальных выборов, а соседние страны – в том числе в рамках действующих договорных союзов – могли оказать политическую поддержку налаживанию политического диалога, если бы ставили задачей сохранение суверенитета и территориальной целостности этого государства. Вместо этого, слабость центрального правительства была использована для деструкции государственности, подрыва конституционных основ под изобретенным в МИД РФ лозунгом “федерализации”. Недавний скандал вокруг истребования российскими спецслужбами персональной информации о группах Евромайдана в социальной сети vk.com только лишний раз подтвердил заинтересованность госаппарата России в дестабилизации Украины.

Предоставленное убежище бежавшему президенту, при одновременном признании официальными российскими СМИ его коррумпированности и несостоятельности, тоже является важным уроком и сигналом – “это плохой президент, но пока он нас устраивает, мы считаем его легитимным”.

Главный урок, который оставляет украинский кризис для всего мира – Россия совершила акт агрессии не только против государственности Украины, но и против гражданского населения негласно оккупированных ею областей, под предлогом защиты прав русских и “русскоязычных” граждан (ни одного факта нарушения которых не имелось за все время после Майдана) за счет гражданских и политических прав граждан суверенного государства (вне зависимости от степени владения ими языков) – ведь гражданство само по себе, не говоря о сопряженных с ним последствиях, является ключевым институтом правовой идентификации человека. Нарушение прав крымских татар, выраженное в недавнем заявлении нового руководителя Крыма, является явной, а не фиктивной, сегрегацией и дискриминацией.

Другой урок – это то, что Москва рассматривает сценарий, разворачиваемый в Украине, как тест для последующего использования в других странах. Использование языка как предлога для милитаристской “поддержки” русскоязычных от действительного или мифического притеснения станет ноу-хау – очень эффективным, поскольку резонирует с настроением многих жителей соседних с Россией стран (судя по последним заявлениям президента Назарбаева, он понял этот сигнал – но как устрашающий знак для принуждения к более тесному политическому союзу, а не как угрозу для Казахстана).

Также, расширение понятия “соотечественников”, защита которых является действующей доктриной РФ, и выдачи российских паспортов до абсурдно пространного определения. Третье – проведение информационно-пропагандистской аналогии между любым признаком нациецентризма в публичной политике и фашизмом. Четвертое – инициация дискурса о бывших советских республиках как о “failed states”, экономически провальных как вследствие евроинтеграции (Прибалтика), так и вследствие внутренних причин (Беларусь, Кыргызстан, Казахстан). О нашей стране говорят как о будущем “очередном федеральном округе” не только маргинальные политики, но и медиа- и полит-технологи, вхожие в круг казахстанской элиты.

Вопрос, который закономерно следует из этого умозаключения – готовы ли мы, каждый гражданин Казахстана, к союзу с агрессором, поддержавшим кровавые диктатуры в Ливии и Сирии, осуществляющим военные интервенции в сопредельных странах?

Околовластные политологи в Казахстане в публикациях и соцсетях уверяют отечественную аудиторию, что для Казахстана такой сценарий неприменим и невозможен – из-за другой внешнеполитической ситуации (некто не говорит о евроинтеграции или НАТО, например), из-за унитарности Казахстана, из-за иного уровня отношений, но все это не имеет отношения к реальной политике и реальным причинам деструктивной деятельности России в Украине. В действительности, есть два возможных ответа на этот вопрос.

Либо Кремль не стал бы ничего предпринимать для столь ва-банкового обострения, если бы у власти оставался “карманный” Янукович. Тогда происходящее сейчас в Украине – это мантра для консервации режимов в Беларуси, Казахстане, Армении и в других странах – сегодняшних сателлитах России. Либо в Москве этот план вынашивали давно, и намеренно разыграли серию провокаций под план экспансии именно в этот трудный для Украины момент формирования новых институтов. В этом случае любая перспектива добрососедства – при любых переменных вроде “удобных” уступчивых руководителей – аннулируется хищническими приоритетами гегемона.

Для Казахстана оба варианта превращаются в следующий урок – угроза сценария силового покушения на суверенитет Казахстана не отсутствует, а наоборот актуализируется в связи с приближающимся транзитом власти и риском временной или затянувшейся неопределенности вокруг него.

Расскажи друзьям
Адиль Нурмаков, кандидат полит. наук. Верит в успех безнадежных мероприятий.

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.