Страсти вокруг плато Кок-Жайляу и проекта горнолыжного курорта (ГЛК) на нем все больше напоминают жесткий теннисный поединок.

Последняя подача: Управление туризма города Алматы разместило заявку на проведение конкурса путем государственных закупок на «работы инженерные по проектированию зданий». В описании лота значится «разработка проектно-сметной документации на капремонт зданий», но среди «дополнительных характеристик» указывается «разработка проектной документации на строительство ГЛК «Кок Жайляу». Цена вопроса – 2,8 млрд тг. Сроки поставки – октябрь 2014 года.

Когда материал готовился к публикации, стало известно еще об одном конкурсе, на этот раз на сайте госзакупок его разместило Управление архитектуры и градостроительства Алматы – «разработка проекта детальной планировки ГЛК Кок-Жайляу» на сумму 186 041 071,00 тг. Ранее на подготовку ТЭО проекта акимат потратил 375 млн. тенге, а ныне объявлен тендер на разработку проектно-сметной документации на 3,145 млрд. тенге.

Практически в то же время противники курорта, который предполагается строить на территории национального природного парка (то есть, территории, которая, по идее, должна особо охраняться государством), ответили на эту подачу. Они провели пресс-конференцию, где объявили, что международный Комитет по соблюдению Орхусской конвенции принял к рассмотрению заявление инициативной группы из 12 алматинцев, протестующих против застройки Кок-Жайляу.

Полное название Орхусской конвенции Европейской Экономической Комиссии ООН звучит так – «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды». Сама конвенция, как и решение ее Комитета – вещи недирективные, а рекомендательные и консультационные.

Однако организация входит в состав ООН, и ее выводы принимают во внимание многие международные институты развития, например ЕБРР или Всемирный банк. Это может сделать конфликт вокруг ГЛК более чувствительным для властей и бизнеса Казахстана. Кроме того, страны-участницы Орхусского соглашения теоретически могут даже признать юрисдикцию Международного суда или арбитража по делам о нарушении положений Конвенции, хотя на практике за 12 лет действия документа, государства, как правило, соглашались с рекомендациями Комитета.

Свои ребята

Начинался проект еще в 2007 году с идеи нынешнего главы Управления туризма Алматы Бакитжана Жуламанова. По данным журнала «Алау Казахстан», проект разрабатывала компания самого Жуламанова, но назвать ее чиновник отказался. В прошлом г-н Жуламанов «прославился» в Алматы скандалами с масштабными изъятиями недвижимости под «госнужды» (которые потом чаще всего трансформировались в коммерческие объекты частных девелоперов), будучи главой компанией «Алматыжер» – как раз в 2007 году.

В проекте также задействована известная строительная компания Capital Partners. По словам самого Б. Жуламанова, с ее главой, Сержаном Жумашевым, он дружит около 30 лет. В свою очередь, с г-ном Жумашевым близко дружит и глава «Казкоммерцбанка» Нуржан Субханбердин, чей банк финансировал большинство проектов Capital Partners в Казахстане и за рубежом. Сержан Субханбердин, племянник влиятельного банкира, ныне значится представителем консалтинговой компании Velstand & Erfolg с штаб-квартирой в столице Грузии. В прошлом он работал на управленческих позициях в компаниях разного профиля — в т.ч., в 2002-2003 гг. был вице-президентом холдинга Golden Grain Group, которым до этого владел… Бакитжан Жуламанов.

Именно Сержан Субханбердин — как частное лицо, через блог-платформу правительства Казахстана — в начале 2012 года написал письмо на имя тогдашнего премьер-министра К. Масимова, в котором просвещал главу кабмина о перспективах развития горнолыжного туризма и спорта в Казахстане, а в заключении — прямо лоббировал строительство новых “горнолыжных курортов близ Алматы” и обещал от себя и своих коллег «помощь, участие и содействие». Формулировку «горнолыжные курорты близ Алматы» лоббистам, видимо, удалось «пробить» даже в прошлогоднее Послание президента – и хотя Кок-Жайляу в выступлении Назарбаева не упоминалось, инициаторы проекта записали поручение главы государства себе в актив.

На заседании Клуба Института политических решений в марте 2012 года — одной из первых площадок, где в эмоциональной дискуссии схлестнулись позиции инициаторов проекта и «защитников Кок-Жайляу», как назвали себя члены инициативной группы в защиту национального парка, Жуламанов путано объяснял, что строительство курорта еще в 2006 г. предлагали некие французы, но «компания закрылась, проект остался». А потом, простодушно признался начальник Управления туризма, «ко мне зашли ребята» и предложили вернуться к проекту.

Кому это надо

На самом деле, в 2008 г. по заказу Capital Partners российский «Горимпэкс» разработал мастер-план курорта, но реализации проекта помешал финансовый кризис. Зато теперь проект получил продолжение уже в другом качестве – он стал государственным. И это значит, что оплачивать его реализацию будут налогоплательщики.

Произошло это после того, как Бакитжан Жуламанов оставил пост акима Павлодара и перешел на более низкую по статусу работу начальника управления при алматинском акимате — кстати, первого управления туризма во всем Казахстане. О том, что оно было создано специально под проект ГЛК на Кок-Жайляу, прямо говорят и сами его сотрудники.

Активно лоббировать ГЛК начал и аким Алматы Ахметжан Есимов, но Capital Partners, по-видимому, по-прежнему имеет интерес в проекте: гендиректором ТОО «ГЛК Кок-Жайляу» стал экс-гендиректор Capital Partners Александр Гужавин.

В плане экономии, для любого застройщика проект, предполагающий изъятие земли из национального парка при поддержке правительства и в рамках госпрограммы, идеален — налогоплательщики оплатят инфраструктурные издержки, власти сделают то, что пока незаконно (т.е. любая хозяйственная деятельность в особо охраняемых природных зонах) законным, а крайне дорогая земля для застройки достанется и вовсе бесплатно.

В марте 2012 года проект курорта на Кок-Жайляу презентовал уже министр индустрии и новых технологий Асет Исекешев. По первоначальным данным, протяженность трасс должна была составить до 500 км., площадь курорта простиралась почти до границы с Кыргызстаном, стоимость строительства инфраструктуры оценивалась в $747 млн. при последующих коммерческих инвестициях в $2-4 млрд.. Количество постоянных рабочих мест на курорте, по его словам, должно достичь рекордных 20 тысяч. На разработку ТЭО министерство планировало выделить около $2,5 млн.

Однако правительство столько денег на проект выделять не захотело. В министерстве экономического развития и торговли (МЭРТ) даже назвали учрежденное алматинским акиматом ТОО «ГЛК Кок-Жайляу» «конторой Рога и копыта». «Не будем оспаривать! Может, министерства создадут другую компанию из более значимых частей крупного рогатого скота?», обиделся аким Есимов на заседании правительства в апреле 2012 г.

Но деньги МЭРТ все равно не дал, и разработку ТЭО пришлось оплачивать акимату из собственных средств. Как стало очевидным позже, «центр» в принципе дистанцировался от «Кок-Жайляу» – его не оказалось среди проектов, включенных в республиканскую концепцию развития туристической отрасли, а занесли лишь в список «регионально значимых проектов», которые должны финансировать местные бюджеты сами. Помощь правительства проявилась, впрочем, в том, что из Алматинской области были переданы в ведение города земли, на которых предполагается обустроить ГЛК.

Ретроспективный взгляд на события позволяет предположить, что была дана установка на максимальную респектабельность. «Рога и копыта» не могли самостоятельно подготовить ТЭО, и к процессу был приглашен канадский проектировщик Ecosign. Это был «закуп услуги из одного источника» после несостоявшегося конкурса среди двух малопонятных соискателей.

Ecosign отвечает своей репутацией за проекты своего портфолио — поэтому после работы канадских экспертов над проектом, его вид и параметры резко изменились. Например, протяженность трасс сократилась с 500 км до 65 км, а из зоны курорта были исключены территории южнее Большого Алматинского озера с маркировкой «заповедник».

Полностью текст ТЭО управление туризма, вопреки своим же прошлогодним обещаниям, предоставлять общественности отказывается, ограничившись презентацией “резюме ТЭО”. Из-за этого в январе 2013 г., в ходе общественных слушаний, проявились нестыковки в цифрах.

Так, по данным «Курсивъ», в резюме ТЭО указано, что «горнолыжная деревня» займет 13,5 га. при том, что указанная общая площадь застройки составляет всего 3,5 га. Заявленная общая номерная емкость деревни – 1,2 тыс. номеров. При этом, по словам Б. Жуламанова, «шале не должны быть выше самого большого дерева в округе».

С учетом того, что высота тянь-шаньской ели составляет около 40 м., можно предположить, что на плато могут быть построены дома выше 10–15 этажей при средней высоте этажа в 4 м., писал «Курсивъ».

Также в резюме ТЭО указано, что бюджетные затраты на проект составят $450 млн., но в примечании указывается, что в эту сумму не входят расходы на подведение коммуникаций (электроэнергии, воды, канализации и дорог). Во сколько обойдутся налогоплательщику дополнительные статьи расходов, в резюме ТЭО не уточняется. Зато ранее сам Ecosign сообщал предварительные данные, по которым инфраструктура для 1 млн. посетителей ГЛК Кок-Жайлау потребует около $1,6 млрд.

Помимо Ecosign, к проекту обещают привлечь еще один известный бренд: по замыслу радетелей горнолыжного туризма, строить «Кок Жайляу» будет директор знаменитого Куршевеля Клод Фор.

Высокогорный холивар

Сопротивление неформальной группы защитников Кок-Жайляу альянсу крупного капитала и власти действительно напоминает holy war, расхожий термин, обозначающий жаркие дебаты онлайн.

В числе противников курорта «засветились» не только экологи, но и профессиональные проектировщики горнолыжных курортов, экономисты, ученые-биологи, спортсмены, журналисты, общественники, которых уже поддержали зарубежные «зеленые», например, Немецкий союз охраны природы NABU, одна из самых крупных и авторитетных природоохранных организаций Европы.

Интересны трансформации точек зрения отдельных чиновников — так, министр охраны окружающей среды (МООС) Нурлан Каппаров при утверждении концепции «Зеленой экономики» в начале июня 2013 г. заявил: «Если проект качественный, то можно сделать только лучше, а если проект плохой, можно сделать еще хуже». Уже буквально через две недели он высказался куда четче: «Если правильно подойти, правильно проектировать и правильно сделать, то такие проекты только улучшают экосистемы и приносят пользу экономике страны».

Противостояние сторонников и противников курорта стало редким в Казахстане примером жесткого и, как уже стало ясно, затяжного конфликта — особенно непримиримого, потому что для сторонников проекта речь идет об очень больших деньгах.

Полемика идет в публичной плоскости – явление, само по себе нечастое в Казахстане. В ход идут самые различные PR-инструменты.

«За» строительство курорта высказывался знаменитый казахстанский альпинист Максут Жумаев. «Против» – озвучивая мнение как частного лица – председатель Нацбанка Григорий Марченко, а также серебряный призер Олимпиады в Ванкувере по биатлону Елена Хрусталева.

Максут Жумаев организует альпиниаду на Кок-Жайляу – защитники Кок-Жайляу на церемонии награждения под прицелом камер дарят ему футболку с символикой своего движения (черный зубастый экскаватор с раскрытой «пастью», нависший над зеленой елочкой, взят в запрещающе перечеркнутый красный круг) и желают ему развивать экотуризм.

Управление туризма Алматы проводит общественные слушания – на него приходят сотни противников проекта, которым не хватает места в зале, и настолько задают тон дискуссии, что представители акимата начинают путаться в цифрах.

В качестве асимметричного ответа на гражданскую позицию алматинцев акимат призывает на свою сторону в дебатах о ГЛК на Кок-Жайляу НПО, зависимые от муниципальных грантов соцзаказа, анонимных студентов и общественный фонд «Гражданский альянс Алматы», который потом оказывается креатурой штатных сотрудников акимата Жетысуского района города.

Представители Ecosign организует пресс-тур для главных редакторов крупнейших казахстанских изданий в Австрию, где знакомит их с альпийскими горнолыжными проектами. Представители движения «Защитим Кок-Жайляу» регулярно информируют жителей Алматы и прессу об угрозе, нависшей над плато — последним незастроенным местом для экотуризма близ Алматы, находящимся в транспортной доступности для горожан с любым уровнем достатка.

Общественная кампания «Защитим Кок-Жайляу» стало редким для Казахстана примером объединения людей по собственной воле во имя какой-то идеи. Вопреки прозвучавшим на пике противостояния обвинениям о том, что движение якобы спонсируется Западом, оно в действительности существует на волонтерстве и добровольных взносах своих членов. Так, автор был свидетелем сбора средств на футболки с символикой движения.

Кампания существует уже больше года. По словам Сергея Куратова, главы влиятельного экологического НПО «Зеленое спасение», внимательно отслеживающего ситуацию вокруг проекта «Кок-Жайляу», сейчас у общественности появилось больше возможностей обсуждать вопросы экологии. После ряда обращений общественных организаций по поводу нарушений, которые алматинский акимат допустил во время общественных слушаний по курорту, правила МООС о проведении общественных слушаний были отредактированы и вступили в силу.

Одни убытки

Впрочем, нельзя сказать, что противники курорта побеждают: проект медленно, но настойчиво продолжает свое развитие, акимат находит на него деньги и подрядчиков.

«Вполне возможно, что позиция центральных властей уже сформировалась, и проект был отдан региональным властям «для окормления» – чтобы получать доходы в неформальную кассу. Если это так, то проект все равно додавят просто потому, что в нем заинтересованы определенные бизнес-структуры. Чтобы добиться его пересмотра, критика должна быть направлена на экономику проекта, эффективность инвестиций. Экологическое сознание в Казахстане пока очень инертно», – считает политолог Максим Казначеев.

Однако получить исчерпывающую информацию об экономических деталях проекта без доступа к ТЭО практически невозможно. К тому же, пресс-секретарь проекта Бекжан Идрисов особо подчеркнул: «электронные копии – это не документы, ибо незаверены, незадокументированы и незаархивированы. На них вы не сможете ссылаться, да и доверия они не вызовут, ибо документами они не являются».

Больше всего вопросов вызывают перспективы окупаемости проекта и спрос на него.

Ставка делается на местных туристов, россиян и китайцев. Но сможет ли ГЛК на Кок-Жайляу составить конкуренцию Альпам, Японии или тому же Китаю после того, как схлынет первая волна любопытства к «новому месту» (в число достоинств которого инициаторы строительства записывают даже такой экзотический довод как панорамный вид на густую завесу смога над Алматы)? Насколько стабильным будет поток внутренних туристов при ожидаемой стоимости одного дня на будущем ГЛК в $390? Это вопросы к тем, у кого в настоящее время находится ТЭО.

Эксперты из казахстанского издания Exclusive подсчитали, что, по самым оптимистичным прогнозам, курорт на Кок-Жайляу окупится к 2038 г. – но при круглогодичной 100%-ной заполняемости и полном освобождении от уплаты всех налогов.

Отсутствие доступа к информации и к ТЭО – одна из ключевых претензий общественных организаций к организаторам проекта. «Представители проекта публично заявляли о том, что общественность получит всю информацию, но уже сейчас, на стадии проектирования они нарушают свое обещание», указывает представитель «Зеленого спасения» Светлана Спатарь.

Наконец, участники движения утверждают, что проект, который обсуждается чиновниками и на который выделяются бюджетные средства, по-прежнему незаконен, так как земли под курорт еще не переведены в категорию «земель запаса». Дело в том, что, по закону, такими могут стать только участки, отведенные под развитие туризма в рамках соответствующей госпрограммы. Проект ГЛК «Кок-Жайляу» под это описание не подходит – следовательно, нарушается законодательство.

Помимо этого, проект предполагает массовую вырубку деревьев в нацпарке (что также запрещено законом) и уничтожение краснокнижных растений. Предполагается, что эти потери будут компенсированы. «Но компенсировать можно только те растения, которые выращиваются искусственно, краснокнижные эндемики так восстановить невозможно», – возражает Светлана Спатарь.

Проект также повлияет на ареал обитания редких и исчезающих животных – снежного барса, центральноазиатской рыси, редких птиц. По словам экспертов, они, может, и не погибнут, но неизбежно будут вынуждены сменить привычные места обитания.

Особую тревогу вызывает отсутствие информации об источниках пресной воды на курорте, а ее для любого ГЛК требуется немалое количество. Согласно информации, прозвучавшей на общественных слушаниях, дефицитную для всего региона воду планируется накапливать в нескольких высокогорных резервуарах и отводить часть ресурсов из водовода на Большом Алматинском озере (БАО).

Потенциальные риски подобных подходов (сейсмоустойчивость, селеопасность, утилизация стоков, угроза дефицита воды для города, снижение уровня воды в БАО, как и достаточность данных решений для водоснабжения курорта) просчитаны не были.

Прецедентное недоверие

И все же: если участники проекта обещают, что воздействие курорта на экологию будет минимальным, приводя в пример австрийские образцы — действительно экологичные и компактные — возникает вопрос: почему же экологи и жители города так беспокоятся?

Один из ответов кроется в истории развития курорта Чимбулак, которым управляет все та же Capital Partners: ГЛК практически не развивался до Зимних Азиатских игр 2011 года — только благодаря Азиаде на Чимбулаке появились просторные раздевалки и прокат, ночное катание, расширилось Apres-ski и предложения по питанию. Но даже к Азиаде комплекс Медеу-Чимбулак готовился настолько провально, что в акимате даже пригрозили забрать курорт из управления Capital Partners. Но взамен власти открыли им кредитную линию в Банке развития Казахстана. Итог поспешных работ – оставшиеся только в виде эскизов планы гостиниц, гирлянды неприбранных проводов и протекающая крыша кафе.

Куда опаснее другое: профилированные, но должным образом невосстановленные склоны уже подвергаются эрозии, незасеянная травой земля просто сползает вниз. Но и это не все: 21 июля т.г. на Чимбулаке сформировался сель – и эксперты однозначно (хотя и анонимно) подтвердили, что он возник из-за нарушений, допущенных при обработке склонов. «Это первый тревожный звонок, связанный со строительством в горах», соглашается Светлана Спатарь.

Таким образом, у противников курорта на Кок-Жайляу есть крупные сомнения в качестве строительства.

Наконец, еще одно опасение – что экономическая рентабельность проекта мало интересует его инициаторов, а основным источником доходов на Кок-Жайляу станет продажа коммерческой недвижимости — коттеджей — в частные руки. И повод для этого тоже дает практика освоения Чимбулака, где коттеджи на подъезде к курорту — хотя были признаны незаконно возведенными — все равно снесены не были.

Смогут ли алматинцы (и при каких обстоятельствах) отстоять Кок-Жайляу, входящий в Иле-Алатауский национальный парк, который, к слову, является кандидатом на вхождение в список Природного наследия ЮНЕСКО?

Расчет на вмешательство международных организаций может оказаться важным фактором. Но на решения по экономически важным вопросам более всего влияют экономические доводы. «Шансы на то, что курорт не появится, едва ли лежат в публичной плоскости. В первом полугодии 2013 года было много разговоров о скоростной железной дороге Астана-Алматы над озером Балхаш. Потом выяснилось, что для нее нет пассажиропотока, и проект заглох. В случае с Кок-Жайляу — то же самое», считает Максим Казначеев.

Кроме того, не очень благоприятна для курорта общая экономическая ситуация в стране – сфера развлечений в период кризисов страдает первой. Наконец, на перспективы курорта может повлиять смена акима Алматы, о чем слухи появляются все чаще. А в этом случае лоббистам курорта придется договариваться с новыми властями заново, в том число и о финансировании проекта из бюджета. А хватит ли у инициаторов проекта денег на ГЛК без господдержки – большой вопрос.

________________

«Элла Давлетгареева»

Расскажи друзьям
(An)onymous (In)vestigative (J)ournalists (A)ssociation

1 мнение к записи ““Плато мне друг, но ГЛК дороже””

  1. Janara September 12, 2013 at 11:55 #

    Зачем строить еще один ГЛК, уже же есть!!! Можно облагораживать и развивать то, что есть!!!

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.