Самому великому и прекрасному казахскому поэту сегодня исполнилось 167 лет. Специально для Blogbasta.kz – речь, посвященную Абаю, озвучил Тимур Нусимбеков.

Можно было написать о чем-то актуальном и животрепещущем. О последней части Бэтмана. Или о новом южнокорейском смартфоне. Или о небывалой засухе-2012, выжигающей посевные площади и растапливающей тянь-шаньские ледники. Но вот вчера Адиль Нурмаков настрочил мне в gmail: «Завтра день рождения Абая… у нас постоянно о нем говорят, но не думают, о том, что он писал… превратив его в фантик рахатовской конфетки, лубок, сувенир. Что думаешь?»

Адиль, я ушел в дивный мир размышлений и я кое-что оттуда вынес.

Я с тобой согласен. Но, Адиль, мы все не правы по поводу Абая. И нашим заблуждениям скоро исполнится второе столетие. И, вот почему…

Если вглядеться в ландшафт времени, где пребывал Абай, мы увидим, что степной поэт смотрелся характерной и бесконечно-странной фигурой в рельефе этого ландшафта. Кроме того, можно увидеть, что ритм его активности сопоставим и созвучен с соседями по эпохе, т.н. Новым временем.

Новое время выдыхалось. И, может быть от слабеющего дыхания эпохи, в разных точках глобуса рождались те, кто возвестят об этой новости, а также о неминуемых и экстремальных трансформациях в макроклимате наступающего Новейшего времени. В Германской империи родится Фридрих Ницше, во Французском королевстве – Шарль Бодлер, в Соединенных Штатах – Уолт Уитмен, в Российской империи – Федор Достоевский, в восточных районах погибшего и колонизированного Казахского ханства на свет появится Абай. Это было время буревестников,  когда кто-то философствовал молотом, кто-то собирал букет из цветов зла и листьев травы, или писал записки из мертвого дома или на белой бумаге выводил каламом яростное и беспощадное слово, қара сөз.

В коммуникации с окружающей средой любой из вышеперечисленных вступал в неизбежный и трагический диссонанс. А на финишной прямой их ждали неизлечимый недуг, помешательство и/или тотальное крушение всех надежд.

В тонких сферах слова, рефлексии и мелоса – Абай экспериментировал с не меньшим усердием и риском, чем Тесла в области радиочастот и электричества. В свое силовое поле Абай привлекал токи из совершенно разных точек пространства и времени – из глубин древней Персии и нарождающейся русской вольнодумской традиции, из суфийской мистики и германской поэтики. Но, атомы энергии, из которых Абай конструировал свою строфу, прозу или музыкальную гармонию, всегда группировались по принципам номадической традиции.

Абай построил мост из казахской эстетической традиции в модерн ХХ века. Мост воздвигнут из слов, снов, рифм, ритмов, и, конечно же, надрывных и восхитительных мелодий, знакомых каждому уху, пребывавшему в музыкальной сфере Степи. По этому мосту в ХХ век зашагали сыновья Абая, племянник Шакарим и горстка последователей. Позже на это  мост ступят джентльмены из «Алаш Орды», считавшие Абая своим предтечей. Байтурсынов, Шокай, Бокейханов, Тынышпаев…

Семена, брошенные Абаем в почву Кыпчакской степи – дали всходы, но до процесса цветения не дошло, – волны социально-политического насилия и уродства, захлестнувшие Казахстан в ХХ век топили и вырывали с корнем все живое. Один из алашевских камарадас – Магжан Жумабаев, траекторией своего поэтического полета преодолел земное притяжение и начал погружаться в космические просторы, но пуля палача из алматинского НКВД прервала это многообещающее движение.  Другой алашординец – Миржакып Дулатов наблюдая картины невежества, мрака и крови, в которые погрузилась Степь и ее окрестности, вспоминал и ждал Абая, так как верующие ожидают Спасителя. Дулатов ждал исторического коннэкта между народом и Абаем, полагая, что в такой комбинации, народ впитает уроки красоты, мудрости и свободы. «Нам не суждено стать свидетелями тех дней, но дух наш услышит и возрадуется» – сказал мудрый Дулатов и его пророчество оправдалось. Они не стали «свидетелями». Все «алашординцы», как и их эстетические оппоненты из лево-революционного литературного лагеря (Жансугуров, Майлин, Сейфуллин), пойдут по расстрельным коридорам и концлагерям молодого Советского государства.

Все, что дальше творилось и творится с Казахстаном, с его словесностью и эстетикой, общеизвестно.

Ницше предчувствовал какая эра ждет Германию и Европу, Бодлер знал на несколько сезонов вперед, какие тренды будут доминировать на берегах Сены, Федор Михайлович, задолго предвосхитил Дух времени, который будет диктовать судьбу России. И горизонт, открывшийся взорам этих ребят, простирается намного дальше ХХ века и отдельно взятых стран. Мне кажется, что Абай, предчувствовал тот долговременный политический, культурный и этический кризис в который Казахстан погрузится в ХХ веке. Кризис, из которого мы сейчас лениво пытаемся вынырнуть.

Мы все помним, как совсем недавно дух Абая пересек государственную и временную границу, и перекочевал на север, в Москву, к Чистым Прудам. В начале, блогер Навальный написал известный пост про «памятник непонятному казаху», позже – либералы, анархисты, антипутинская молодежь, СМИ и просто нонконформисты – приняли Абая как символ. С этого года у символического Абая в Москве появился ряд устойчивых коннотаций: Абай – сопротивление диктатуре, уродству и невежеству, Абай – перемены, Абай – надежда, Абай – справедливость, Абай – любовь.

В родных краях, Абай все еще не актуализирован. Да, он выходит из типографий в книжные магазины многотысячными тиражами, он переводится на десятки мировых языков. Да, городские власти сегодня разместят наружку с лицом поэта и его словами. И, разумеется, количество этих изображений и слов не будет составлять конкуренцию тысячам-тысяч слов-изображений Вождя нации. В Казахстане Абай остается сухим словом в хрестоматии, безжизненным памятником в городском ландшафте, портретом с почтовой марки. Абай в Казахстане все еще – памятник непонятному и непонятому казаху. Абай наш технический предок, мы его технические потомки. Степени другой преемственности для меня пока не очевидны.

После опыта осмысления Абая проведенного интеллектуалами из «Алаш Орды», в отечественной культуре и контркультуре были смелые и робкие попытки движения к абаевскому космосу. В советские годы была написана эпическая трилогия Мухтара Ауэзова. Позже, отдельные режиссеры делали малоуспешные попытки работы с абаевской пластикой в кино и театре. Более плодотворно удалось поработать композиторам и музыкантам: абаевский мелос проявился не только в народной музыке, но и зазвучал в поп-культуре, симфонических залах, саундтреках, и даже в трактовках альтернативных хип-хопперов.

Абай – вечно-влюбленный и безгранично нежный. Абай – яростный и беспощадный.

Абай, переживший двух своих великих соседей и земляков по ХIХ веку – Чокана Валиханова и хана Кенесары, Абай перешагнувший в ХХ век. Абай, переживший сыновей и оставленный собственным народом. Абай, пребывавший в непроглядной бездне боли и разочарования. Абай – такой извечно-номадический, и такой сногсшибательно-современный. Да, Абай наш технический предок, мы его технические потомки. Два века спустя, наше общество – в своей любви к инертности и невежеству мало отличается от социума, который диагностировал поэт в «Книге слов».

Читая лирику Абая, я понимаю, почему в центральной Евразии по-прежнему рождаются самые красивые девушки на планете. Читая в «Книге слов» о мракобесии, я понимаю, почему в нашем обществе возможны процессы вроде «дела Челаха», бросающим густую позорную тень на наше «правосудие» и общество, где такой тип судилища возможен. Когда какой-нибудь мой согражданин отпускает уродливые шутки по поводу гастарбайтера из Узбекистана или Таджикистана, невольно вспоминаешь номер и содержание конкретной главы из абаевского «Слова», посвященного моральным уродам двести лет назад позволявшими себе аналогичный уровень юмора по отношению к «сартам» и «ногаям».

Абай, находясь в теле общества, уже при жизни передвигался в пространствах, до которых еще не добрались физики, рефлексирующие сейчас над Бозоном Хиггса. Может в тех сферах, он и разглядел что-то извечное и непоколебимое, и ему открылись черные зрачки Вечности. Вероятно, оттуда он и вынес уроки для нас – про красоту, про Чувство меры и мира, уроки любви, мудрости и свободы. Мы невежественные ленивые ученики, шестнадцать миллионов душ и потенциальных правопреемников. Но, все же, есть вероятность, что кто-то из нас должен принять и достойно распорядиться богатым наследством Абая. И тогда мы перестанем быть его техническими потомками. И тогда у Абая наступит настоящий день рождения. И мы увидим, что-то понятное, родное и живое там, где сейчас видим памятник непонятному и непонятому казаху. Адиль, я ответил на твой вопрос?

 (10 августа 2012 г. н.э.)

Image Source: nagayev.kz

Расскажи друзьям

Метки: , ,

Об авторе Timur Nusimbekov

Все записи автора Timur Nusimbekov
Тимур Нусимбеков, ценитель котов и пилотируемой космонавтики https://twitter.com/mr_mysyk

11 высказались к записи “#abay (Непонятный и непонятый казах)”

  1. Ars August 10, 2012 at 11:31 #

    Абай – “Балалық өлді, білдің бе?”

    Балалық өлді, білдің бе?
    Жігіттікке келдің бе?
    Жігіттік өтті, көрдің бе?
    Кәрілікке көндің бе?

    Кім біледі, сен кәпір,
    Баяндыдан сөндің бе,
    Баянсызға төндің бе?
    Әлде, айналып, кім білер,

    Боталы түйе секілді,
    Қорадан шықпай өлдің бе?

  2. ANK August 11, 2012 at 09:32 #

    Все правильно и хорошо написано, только не про технических потомков: казахи даже самые “оманкурченные” прекрасно знают и чтят Абая как борца за справедливость и великого просветителя, его любят и уважают. Да, он был предан забвению в последние 20 лет, но память народа вечна. Сегодня, без сомнения, Абай актуален как никогда.

    • Абай August 12, 2012 at 12:13 #

      Если бы мысль Абая жила, а тем более в народе, как вы предположили, то мы бы жили в совсем другой стране с совсем другими ценностями, культурой и будущим.

      • ANK August 12, 2012 at 12:39 #

        Не надо часть людей (наверху, внизу, посередине – не важно) приравнивать ко всему народу. Простой народ мудр, все понимает и знает, но на то он и простой, что не навязывает свои ценности и мысли тем убожествам, что творят “общество” и “государство”. И да, казахский народ чересчур терпелив, это одна из основных проблем.

  3. Saule August 11, 2012 at 11:07 #

    Тимур обладает уникальным качеством увековечивать, делать невероятно ценным то, что находится в сфере его интереса. Как благодаря Белинскому мы поняли, что была русская литература ХIX века, так благодаря Тимуру Нусимбекову мы открываем открытого Абая. Круто!

  4. Ramir August 12, 2012 at 17:47 #

    Много слов… но о чем? Что так витиевато-то?

    И что ЭТО такое:

    “Мне кажется, что Абай, предчувствовал тот долговременный политический, культурный и этический кризис в который Казахстан погрузится в ХХ веке. Кризис, из которого мы сейчас лениво пытаемся вынырнуть”.

    Было плохо, да, в 30-х, но ведь было и хорошо. И какой еще “культурный кризис”, особенно периода позднего СССР? В Казахстане во времена Союза построили больше 40 ВУЗов и десятки городов.

    Зачем делать такие безответственные заявления о культурном и этическом кризисах в то время?
    Как, вообще, можно публично делать такие безответственные заявления?

    • ANK August 13, 2012 at 08:16 #

      Имелось в виду морально-нравственный кризис части казахского этноса в то время. Культура, этика и нравственность – разные категории. Можно быть высоко культурным и образованным человеком с точки зрения европейца, русского и т.д. (что и происходило с городскими казахами), но при этом оставаться маргиналом в своем кругу, не знать и даже не принимать свои собственные законы нравственности и морали. Часть народа оторвалась от своих корней в этом отношении, последовал кризис, о котором автор пишет. Если другим нациям такая история не грозит в силу их тысячелетнего пребывания-развития и соответственно – крепких навыков выживания, то для кочевого народа, появившегося только “вчера” и обладающего чистым и наивным сознанием, такой отрыв грозит печальной расплатой что и наблюдается. Вузы и города в советское время принесли социализацию в рамках общей системы, это позитивно отразилось на встраивании этноса в международное (советское) сообщество, люди стали жить в современном мире, но заплатив высокую цену. Речь не идет об отрицании плюсов, нажитых в недавнем прошлом.

      • Ramir August 13, 2012 at 13:56 #

        “Имелось в виду морально-нравственный кризис части казахского этноса в то время”

        Все с точностью наоборот.
        Именно в нынешнее время наблюдается серьезный морально-нравственный кризис.

        Да это и неудивительно, если учесть, что основополагающий постулат капитализма – выживает сильнейший.

        “не знать и даже не принимать свои собственные законы нравственности и морали”

        Что-то здесь совсем напутано.
        У городского казаха были отличные от казаха из аула законы нравственности и морали?

        Может все-таки наблюдался такой момент, как “забывания традиций и языка определенной частью казахского народа”?

        “Часть народа оторвалась от своих корней в этом отношении, последовал кризис, о котором автор пишет”

        Если он подразумевал именно это, то надо так и писать, был кризис национальной культуры, а точнее, были проблемы с казахским языком.

        Но он пишет:
        “политический, культурный и этический кризис в который Казахстан погрузится в ХХ веке”,

        напрочь забывая о том, что культура не заканчивается на казахской самобытной культуре, которая, кстати, так же развивалась.

        Писатели: Ильяс Есенберлин, Мухтар Магауин, Мухтар Ауэзов, Абиш Кекикльбаев, Олжас Сулейменов, Сабит Муканов, Мустафин, Шашкин, Ергалиев, Каирбеков, Мулдагалиев, Сарсекеев, Алимбаев, драматургия – Хусаинов, Абишев, Тажибаев. Казахские певцы, танцоры, художники, режиссеры.
        И это все – культурный кризис?
        А может не кризис, а наоборот, рассвет?

        Культура – понятие глобальное, и ВУЗы, сопутствующая им база знаний, а так же значительное число ученых и специалистов – это одна из основ современной культуры, как мировой, так и новой казахской.
        И именно эта, а так же основы многих искусств были заложены именно в советское время.

        Так что все-таки выходит, что заявления о культурном и этическом кризисе при Союзе – безответственны.

        • ANK August 17, 2012 at 15:28 #

          Вы знаете как? Каждый видит и слышит то, что он хочет увидеть и услышать. Как бы избито ни звучало. Видите в тексте безответственные заявления – Ваше дело.

          РасЦвета перечисленные Вами деятели литературы не достигли по причине, о которой пишет автор – “Семена, брошенные Абаем в почву Кыпчакской степи – дали всходы, но до процесса цветения не дошло”.
          Они постарались подойти к космосу мыслителя, у них получилось, очень хорошо получилось. Но если бы случился расцвет, картина в обществе, стране, государстве (на Ваш выбор) сегодня была бы иная.

  5. Аэлита August 24, 2012 at 13:35 #

    Тимка, блестящий текст!
    я боюсь, что большинство просто не читает книг или забыли зачем читали.
    Предлагаю разобрать Абая на цитаты и разнести по всей стране на разных носителях для тех кто ленив и не читал, а тем кто читал – будет напоминанием

  6. ЭД August 27, 2012 at 16:18 #

    Мне нравится 3 слово Абая. Просто, честно и очень злободневно:

    “Воровство в степи не прекращается. Будь в народе единство, не стали бы люди мирволить вору, который, ловко пользуясь поддержкой той или иной группировки, только усиливает свой разбой.

    Над честными сынами степи чинятся уголовные дела пол ложным доносам, проводятся унизительные дознания, загодя находятся свидетели, готовые подтвердить то, чего не видели и не слышали. И все ради того, чтобы опорочить честного человека, не допустить его к выборам на высокие должности. Если гонимому ради своего спасения приходится обращаться за помощью к тем же негодяям, он поступается своей честью, если не идет к ним на поклон — значит быть ему несправедливо судимому, терпеть лишения и невзгоды, не находя в жизни достойного места и дела.

    Достигнув власти хитростью и обманом, волостные не замечают тихих и скромных, а стараются наладить отношения с людьми, подобными себе — увертливыми и ухватистыми, рассчитывая на их поддержку а пуще всего опасаясь их вражды.

    Волостные избираются сроком на три года. Первый год их правления проходит в выслушивании обид и упреков: “Не мы ли тебя выдвигали?” Второй год уходит на борьбу с будущими соперниками. И третий — в предвыборных хлопотах, чтобы снова быть избранным.”

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.