Какую роль — позитивную или негативную — играют религии в современном мире? В поисках ответа на этот непростой вопрос социологи обращаются к кросс-культурному анализу, пишут Элементы.Ру.

Комплексный анализ многих десятков социально-экономических показателей в 17 процветающих странах «первого мира» не подтвердил гипотезу о том, что высокий уровень религиозности населения способствует благополучию общества. Напротив, по совокупности всех доступных показателей наиболее религиозные общества оказались наименее благополучными.

Среди социологов нет единого мнения о том, какую роль — положительную или отрицательную — играет религия в современных развитых обществах. Одни утверждают, что массовая вера в силы, поощряющие моральное поведение и наказывающие за грехи, способствует общественному благополучию (снижению преступности, коррупции, экономическому росту и т. д.). Другие доказывают, что разумная политика светских правительств гораздо важнее для процветания общества, а некоторые факты указывают и на возможное негативное влияние религиозности, как тормоза для роста социального благополучия.

Серьезных научных исследований по данному вопросу проведено на удивление мало, и ни в одном из них не были учтены одновременно все значимые (и доступные для анализа) социально-экономические показатели. Отчасти это связано с тем, что изучение таких вопросов часто наталкивается на различные препятствия морально-этического и политического характера.

Этот пробел попытался восполнить американский исследователь Грегори Пол (Gregory Paul). В своей статье, опубликованной в журнале Evolutionary Psychology, Пол приводит результаты комплексного кросс-национального анализа, с целью проверки двух альтернативных гипотез о влиянии массовой религиозности на общественное благополучие. Теоретически возможен и третья опция: религиозность вообще не оказывает влияния на социально-экономические показатели, или ее влияние перекрывают другие, более важные факторы. 

В конце концов, уровень религиозности может быть вообще не причиной, а следствием того или иного уровня общественного благополучия, которое, в свою очередь, зависит от каких-то иных факторов. Тогда корреляция между религиозностью и благополучием не будет свидетельствовать о влиянии первой на второе. Либо какой-то «третий фактор» одновременно может влиять на религиозность и на благополучие общества.

Пол постарался обойти эти методологические трудности, включив в свой анализ как можно больше переменных, чтобы учесть максимум доступных социально-экономических показателей, которые действуют  в схожих условиях. Он исследовал только благополучные демократические государства «первого мира» с населением около 4 млн человек или более. Всего было учтено 17 стран, данные по которым являются наиболее полными, достоверными и взаимно сравнимыми.

США, Ирландия, Италия, Австрия, Швейцария, Испания, Канада, Новая Зеландия, Австралия, Нидерланды, Норвегия, Англия, Германия, Франция, Дания, Япония, Швеция. Список приведен в порядке убывания комплексного показателя религиозности населения: от наиболее религиозных к наиболее светским.

Для оценки уровня религиозности населения использовалось около дюжины показателей, в том числе: доля людей, безоговорочно верящих в Бога-творца (или богов-творцов); людей, требующих буквального понимания Библии; регулярных участников коллективных богослужений; регулярно молящихся; тех, кто верит в загробную жизнь, рай и ад; доля атеистов и агностиков; доля людей, признающих эволюцию и т. д. Всевозможные «суеверия» и антинаучные представления (привидения, астрология) автором не рассматривались как показатели религиозности.

Все эти показатели анализировались как по отдельности, так и вместе: автор составил из них комплексный «индекс религиозности населения» (popular religiosity vs secularism scale, PRVSS), сопоставляя его с показателями общественного благополучия.

Для оценки уровня благополучия общества Пол отобрал 25 наиболее достоверных показателей, в том числе: число убийств и самоубийств, детская смертность, продолжительность жизни, заболеваемость половыми инфекциями (отдельно — среди подростков), число абортов среди несовершеннолетних, роды в возрасте 15-17 лет, число бракосочетаний и разводов, потребление алкоголя, индекс Джини, доход на душу населения, уровень бедности, коррупции, безработицы и др. Из этих показателей был составлен комплексный «индекс общественного благополучия» (successful societies scale, SSS). Также были учтены показатели экологической ситуации, число иммигрантов и др.

Основным результатом является обнаруженная Полом сильная и статистически достоверная положительная корреляция между благополучием общества и уровнем его «светскости». Эта корреляция хорошо видна как при сопоставлении комплексных показателей PRVSS и SSS, так и при анализе индивидуальных показателей религиозности и социально-экономического благополучия.

Иными словами, оказалось, что чем выше религиозность населения, тем ниже уровень общественного благополучия, и наоборот.

Большинство показателей общественного благополучия согласуются с этим выводом, т. е. показывают сходную динамику: чем ниже религиозность, тем лучше обстоят дела в обществе по рассматриваемому показателю, хотя есть и исключения.

Уровень самоубийств, по данным Пола, практически не зависит от религиозности населения, и слухи об аномально высоком уровне самоубийств в малорелигиозных скандинавских государствах – не более чем слухи. Сильная положительная корреляция обнаружилась между религиозностью населения и детской смертностью: чем более религиозна страна, тем выше детская смертность. Корреляция у религиозности и продолжительности жизни направлена в ту же сторону, но выражена слабее. Заболеваемость гонореей и сифилисом в религиозных странах в среднем выше, чем в светских.

Число абортов среди несовершеннолетних достоверно ниже в светских странах, чем в религиозных. не было выявлено достоверных корреляций между религиозностью и потреблением алкоголя. Небольшое преимущество на стороне религиозных стран по бракам и разводам. Уровни удовлетворенности жизнью и безработицы не коррелируют с религиозностью, по уровню коррупции — ситуация чуть лучше в менее религиозных странах.

Автор делает вывод, что гипотезу о сильном положительном влиянии массовой религиозности на социально-экономическое благополучие общества можно уверенно отвергнуть.

По уровню ВВП религиозные страны чуть впереди, однако по уровню имущественного равенства нерелигиозные страны их резко опережают. В соответствии с этим и процент бедняков в религиозных странах существенно выше. Итог однозначно в пользу нерелигиозных стран.

Автор опирается также на множество дополнительных фактов и литературы. По мнению Пола – как и ряда других авторов – чем увереннее и спокойнее чувствуют себя люди (прежде всего представители «среднего класса») в своем социальном окружении, чем меньше они тревожатся за свое экономическое благополучие, тем слабее их потребность искать утешение и защиту в религии.

Пол подчеркивает, что неверие в Бога (nontheism) — единственное из мировоззрений, которое в наши дни эффективно распространяется путем обращения сторонников иных взглядов, а динамика численности приверженцев религий зависит в основном от рождаемости среди верующих и миграционных процессов. Секуляризация общества в развитых странах, по-видимому, будет ускоряться. Хотя принадлежность к доминирующей религии может давать людям определенные материальные преимущества, они будут слабеть по мере того, как в социальном окружении индивида растет число неверующих. 

По мнению Пола, полученные им результаты противоречат широко распространенной точке зрения, согласно которой склонность к религии и креационизму является глубинным и основополагающим свойствос человеческой психики. Они скорее говорят о том, что религиозность является относительно гибким и переменчивым психологическим механизмом, помогающим справляться со стрессом и тревожностью в малоэффективном обществе с низким уровнем социально-экономической стабильности и защищенности. Массовый отход от веры в Бога-творца, в свою очередь, является естественной реакцией людей на улучшение жизненных условий.

Полный текст статьи Г.Пола. 

Автор: Александр Марков

Источник: Элементы.Ру

Расскажи друзьям
Адиль Нурмаков, кандидат полит. наук. Верит в успех безнадежных мероприятий.

1 мнение к записи “Опиум и народы”

  1. Сауран October 4, 2013 at 00:31 #

    Прав был товарищ Ленин!

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.