Продолжение. Начало тут.

Год назад в Берлине мне посчастливилось зайти на тамошнюю биеннале современного искусства.

Мультикультурализм перестал быть trending topic’ом. Глобализация стала означать, что прежде локальные проблемы стали общими для планеты. Западное общество испытало агрессию (слишком) автономных финансовых рынков. Единая Европа погрузилась в единую рецессию. Журнал “Тайм” назвал человеком года обезличенного участника уличного протеста.

Живопись и графика без привязки к социально-политическому контексту стали также нерелевантны, как изображение узнаваемых предметов в эпоху абстракционизма. На передний план вышли акционизм, плакатность, инсталляции в уличном стиле, а также фотографии и видео с акций протеста и демонстраций.

Главной темой седьмой по счету “Берлиннале” стал социально-политический потенциал искусства и то, в какой степени арт может повлиять на политические процессы. Впервые в истории биеннале был объявлен открытый конкурс для художников, нацеленный на выявление их политических взглядов и мнений, пишет сайт Бюро247.

Куратор биеннале Артур Жмиевский и сокураторы – арт-группа “Война” (c) buro247.ru

Выставку критиковали – “Если это – искусство, то довольно и настоящей жизни. Реализм на выставке вытесняет искусство”, – написала газета Die Welt. Я был только на одной, главной площадке выставки, и не видел “куриц, бегающих по бетонному полу, усеянного птичьим пометом”. Но общая атмосфера недвусмысленно отправляла сознание в 1970-е, и внезапно становилась очевидной незримая генетическая связь, скажем, движения “Оккупай Уолл-Стрит” с хиппи…

На лестнице, которая вела наверх, по всей ее длине на стенах были плакатные зарисовки из социально-экономической и политической рутины Беларуси. На самом верху находился отдельный зал мультимедийной коллекции биеннале был посвящен протестам – по стенам плотно зашторенного помещения проецировались фильмы с израильско-палестинской границы, с киевской акции FEMEN, панк-молебна Pussy Riot и истории погибших участников манифестаций на площади Тахрир.

В одном из залов экспозиция была посвящена самоопределению и борьбе за признание различных групп – от Палестины (художник разработал дизайн штампа Палестинского государства, который бы мог использоваться на паспортном контроле, если бы была признана его государственность; тут же предлагалось поставить такой символический штамп себе в паспорт)…

… и висел плотный занавес из флагов непризнанных государств, сепаратистских и террористических групп, за которым располагался маленький макет зала, в котором они бы могли собираться на собственную “генеральную ассамблею”

Диагнозы обществу ставились разные…

… но преобладала, безусловно, тематика финансового кризиса и корпоративного эгоизма “однопроцентников” (one-percenters)…

… и протеста – на улицах и в Сети.

*********************************

P.S.

Расскажи друзьям
Адиль Нурмаков, кандидат полит. наук. Верит в успех безнадежных мероприятий.

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.