Возможно, моя речь никому не принесет пользы. Возможно, когда я ее закончу, меня обвинят в том, что я выношу сор из избы, а вашу ассоциацию упрекнут в потворстве еретическим и даже опасным идеям. Впрочем, сложное хитросплетение
телекомпаний, рекламных агентств и спонсоров от моей речи не пострадает.

Мое стремление, пожалуй, даже мой долг – поговорить с вами, журналистами, о том, что происходит с радио и телевидением. Ответственность за свои слова несу я один.

Нашу историю творим мы сами. Если через пятьдесят или сто лет в архивах еще сохранятся пленки с программами наших трех главных телекомпаний, то эти черно-белые и цветные изображения станут свидетельством упадка и отстраненности, даже бегства от реального мира.

Сейчас мы богатые, сытые и самодовольные. У нас врожденная аллергия на неприятные и тревожные новости – и это отражают средства массовой информации. Если мы не прервем гонку за богатством и не осознаем, что телевидение, в основном, используется для того, чтобы отвлекать, развлекать и отстранять нас от действительности, то те, кто финансирует телевидение, смотрит его и создает его, увидят истинную картину реальности слишком поздно.

Если мы продолжим жить, как живем сейчас, история нам отомстит. Ее месть не замедлит нас настигнуть. Давайте хотя бы иногда громко говорить о важности информации.

Давайте помечтаем о том, что когда-нибудь, в субботу вечером, вместо развлекательного шоу Салливана мы увидим критическую программу о состоянии американского образования. А через две недели, вместо комического шоу Стива Аллена – услышим анализ американской политики на Ближнем Востоке.

Пострадает ли от этого имидж компаний – спонсоров субботних шоу? Будут ли протестовать их акционеры? Случится ли что-нибудь плохое? Или миллионы людей лучше разберутся в явлениях, определяющих будущее нашей страны, а значит, и будущее ее компаний?

Тем, кто скажет: “Люди не будут это смотреть, им это неинтересно, безразлично, скучно”, я отвечу: По мнению одного репортера, есть доказательства несправедливости этих утверждений. Но даже если они верны, нам нечего терять. Если эти утверждения верны, и телевидение годится лишь для того, чтобы развлекать, значит, оно теряет свою ценность, и мы скоро увидим, что битва проиграна.

Телевидение может учить, просвещать, даже вдохновлять. Но только при условии, что люди хотят использовать его в этих целях. В противном случае телевидение – это просто куча ящиков, начиненных лампами и проводами.

Доброй ночи и удачи.

Из речи телеведущего CBS Эда Марроу (Ed Murrow) на собрании Ассоциации и фонда работников радио и телевидения США 23 октября 1958 года.

Расскажи друзьям

Метки:

Адиль Нурмаков, кандидат полит. наук. Верит в успех безнадежных мероприятий.

Никто не высказался. Пока.

Выскажись

Об империях

Американский исследователь Р.Суни (цит.по Абдилдабекова А. «Формирование империи: теоретический ракурс») определяет империю как сложносоставное государство, в котором метрополия господствует над […]

О выборах

Полная версия интервью журналу “Эксперт-Казахстан” от 3 марта (выдержки были опубликованы в номере от 16 марта). – Какие причины вынудили […]

ОАЭ vs. Казахстан (инфографика)

Время от времени в соцсетях всплывает картинка, сравнивающая Дубаи 20 лет назад и сейчас. В Казахстане сделали такое же фотосравнение […]

Как власть уничтожала информационную безопасность, а потом схватилась за голову

Об информационной безопасности Казахстана в последнее время стали говорить чаще и громче, во многом из-за последствий российской аннексии Крыма и […]

Страницы истории: Колонизация казахской степи

Предлагаем вашему вниманию выдержки из статьи “Военная политика русского царизма на востоке в ХVIII – ХIХ в.в.” за авторством Кенжебекова […]

Письмо из Киева: Трансформации информационного поля после Майдана

Антон Кушнир о трансформациях информационного поля Украины, отключении российских телеканалов и третьем Майдане.